Как и кого судят наши суды?

 Михаил ПАСТУХОВ1 Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда (апрель 1994 – январь 1997) СВОБОДНЫЕ НОВОСТИ ПЛЮС

sud 360Как поработали наши суды в прошлом году? Какие тенденции обозначились? Все ли хорошо в «судебном ведомстве»?

Судят много и жестко

Как следует из озвученных результатов, небольшой, но слаженный судейский коллектив (порядка 1200 судей) в 2015 году осудил свыше 43 тысяч человек. Тем самым суды значительно пополнили «тюремное население» страны. По этому показателю Беларусь занимает устойчиво второе место в Европе после России.

Число оправданных остается на уровне статистической погрешности — 80 человек, или 0,2% от всех обвиняемых, представших перед судом. Этот показатель руководители судов расценивают как признание высокого качества предварительного следствия и правосудия: мол, невиновных не привлекают к ответственности. Правда, из этой статистики можно сделать и другой вывод: обвиняемым очень редко удается опровергнуть обвинительные тезисы следствия. По сути, наши суды выступают в качестве репрессивных органов.

Наиболее жесткую позицию суды занимали по отношению к лицам, совершившим коррупционные преступления. Таких в 2015 году было 485 человек, на 63% больше, чем в 2014 году. Однако взяточников среди них оказалось всего 112 человек. Остальные осужденные использовали должностное положение в корыстных целях без взяток.

Несмотря на рост показателей, в этой сфере можно видеть некоторые проблемы. Одна из них состоит в том, что не все коррупционеры признают свою вину и, более того, утверждают, что стали жертвой так называемых следственных экспериментов. Например, бывший председатель Белкоопсоюза Сергей Сидько, осужденный на 12 лет лишения свободы, не признал себя виновным ни по одному из эпизодов обвинения. По его делу органам следствия не удалось найти материальных следов взяток.

Не менее жестко судьи наказывали за пьянство за рулем. В 2015 году было осуждено 1684 нетрезвых водителя. При этом следует иметь в виду, что с 2007 года в Беларуси введена уголовная ответственность за повторное в течение года управление автомобилем в состоянии опьянения. Минимальный срок лишения водительских прав за это правонарушение увеличен с одного года до трех лет. Допустимая концентрация алкоголя в крови снижена с 0,5 промиле до 0,3. Наконец, была введена конфискация транспортного средства в случае повторного в течение года управления автомобилем в состоянии опьянения. К тому же размер штрафа за нетрезвое вождение в 2013 году был увеличен до 100 базовых величин.

Похвально, что органам транспортного контроля вместе с судами удалось снизить статистику управления автомобилями в нетрезвом состоянии (на 69% по сравнению с прошлым годом).

Но вопросы все-таки остаются. Почему так жестоко? Почему водители нередко становятся «объектами охоты» работников ГАИ? Догадаться нетрудно: государству нужны деньги, и каждый человек в форме должен вносить свой «вклад» в наполнение государственной казны.

Отдельная тема оценки — борьба судов и правоохранительных органов с распространением и употреблением наркотиков.

За что судят подростков?

В 2015 году по статье 328 УК («Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров») осуждено 3929 человек. Из них более трех тысяч человек осуждены по части 1 статьи 328 УК за приобретение наркотиков, чаще всего так называемых спайсов. Кто эти осужденные? Как правило, это молодые люди от 14 до 20 лет, которым предложили «побалдеть» на молодежных тусовках. В результате — от двух до пяти лет лишения свободы. Те лица, которые дали другим попробовать наркоты, получают от пяти до восьми лет лишения свободы. А если наркотики сбывала группа лиц, то подельникам грозит лишение свободы от 8 до 13 лет.

Важный момент: в примечании к статье 328 УК имеется оговорка. Она предусматривает, что лица, добровольно сдавшие наркотики и активно способствовавшие выявлению или пресечению преступления, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению вещества, добытого преступным путем, освобождаются от уголовной ответственности за данное преступление.

Эту оговорку следует понимать таким образом: если подростка задерживают со спайсом (чаще всего по наводке или в результате наблюдения за злачными местами), то ему тут же предлагают рассказать, у кого приобрел наркоту, и в ответ на признание обещают, что его освободят от ответственности.

Такими простыми методами работникам по борьбе с наркотиками удается раскрутить всю цепочку распространения. В результате «улов» всегда есть. Только вот «рыбок» жалко. Маленькие они, несмышленые…

Видимо, не случайно в стране растет волна недовольства родителей подростков, попавших в лапы «наркорыбаков». Лично я их понимаю: их детей «садят» на большие сроки. В этой связи надо срочно пересмотреть законодательство и практику его применения.

На мой взгляд, прежде чем привлекать подростка к ответственности за такое нарушение, с ним надо провести профилактическую работу. Если это не первый случай приобретения и употребления наркотиков, то подростка надо поставить на учет и работать с ним тщательнее. Но не всегда судить.

Предлагаю родителям — членам инициативы «328» подготовить и пролоббировать поправку в ст.328 УК (для этого надо собрать под законопроектом не менее 50 тысяч подписей избирателей и представить в Палату представителей).

Судей мало, нагрузка большая

Оказывается, что наши суды задыхаются от нагрузки. На каждого судью общих судов в месяц приходится 68 дел и материалов, а в экономических судах (бывших хозяйственных судах) — и того больше.

Что это за дела? Всякого рода: и уголовные, и гражданские, и административные, и прочие материалы. Поэтому трудно говорить, насколько тяжелой является нагрузка из 2—4 дел в день. Понятно, что судьи не сидят в кабинетах без дела. Можно предположить, что в условиях, когда работа всякого чиновника оценивается по «показателю», то и их принуждают бороться за эти «показатели». По итогам работы начисляются премии, определяются перспективы карьерного роста. Судебная статистика учитывает цифры о делах, направленных в суды, с разбивкой по статьям УК, о количестве осужденных, оправданных, о числе отмененных приговоров (решений), о новом рассмотрении дел. За всеми этими цифрами стоят судьи, оценивается их деятельность.

Печально, что наша судебная система так же, как и другие органы, находится в зависимости от «показателей». Поэтому и любят руководители судов приводить сравнение показателей с предыдущими годами, рапортуя о достижениях в борьбе с преступностью по всем направлениям.

Нужна ли нам такая «стахановская работа» по пересаживанию людей? Очевидно, что нет. По своей нацеленности суды представляют угрозу для каждого человека, который предстанет перед ними. Ничего хорошего его не ждет, потому что судье важен «показатель», а не человек.

Нам нужны другие суды и судьи. Для этого надо обновить (модернизировать) судебную систему, построить ее на других принципах. И судей надо приглашать на работу таких, над которыми не будет довлеть «показатель».

Пусть милость и справедливость правят в наших судах. Пусть судьи станут Богами, которые разбираются в проблемах «землян». Как это сделать и где найти таких судей, поговорим в следующий раз.

Рекомендуем прочитать

   [ + ]

1.Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда (апрель 1994 – январь 1997)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить

Подписаться на уведомления об обновлениях на сайте в Telegram  
Не забудьте в открывшемся окошке внизу нажать "присоединиться".