Наркомания – это преступление или болезнь?

 

Наблюдения за совместными белорусско-российскими учениями «Запад-2017», шумная кампания по борьбе с социальными иждивенцами и повышение стоимости «коммуналки» как-то оттеснили на задний план острую проблему – наркоманию.

 

Наркомания и все, что с ней связано, почему-то в нашей стране остается в тени. И лишь изредка в прессе появляются небольшие заметки типа «Новое дело о спайсах». За этими броскими, казалось бы, заголовками судьбы молодых людей, осужденных на длительные сроки – от 10 до 25 лет.

Вот что об этом рассказывает представитель ОБСЕ по связям с белорусской общественностью Валерий Седюков.

– За последнее десятилетие в Беларуси в 7 раз увеличилось количество наркозависимых людей. Под наблюдением врачей находятся более 16 тысяч человек. Кроме того, около 15 тысяч отбывают тюремные сроки за преступления, связанные с оборотом и употреблением наркотиков,  – отмечает мой собеседник.

– Кто становится наркоманом?

– Большинство из осужденных, те кто попался на наркотиках. Это молодые ребята в возрасте 16-20 лет. Многие из благополучных семей и вполне приличные люди, которые либо учатся, либо работают, а по вечерам ходят в клуб или на дискотеку. Ребятам хочется расслабиться и отдохнуть. Они даже могут не пить водку. От нее голова болит, а утром надо идти работать или на занятия. Вот они и покупают курительную смесь, чтобы затянуться раз-другой. С 2012 года эту напасть распространяли через Интернет и они сначала наркотиками не считались.

– Получается, детей, как говорится, «подсадили» на наркотики?

– Можно сказать и так. А после 1 января 2015 года в связи с выходом декрета № 6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков» всех этих ребят стали считать наркоманами и преступниками. Первыми «под раздачу» попали мелкие распространители и потребители наркозелья. Возрастной порог ответственности за подобные правонарушения был снижен до 14 лет, а срок лишения свободы увеличен с 15 до 25 лет. В результате тысячи молодых людей были привлечены к уголовной ответственности по самой «ходовой» 328 статье Уголовного кодекса Беларуси. Например, в 2015 году были осуждены 4 тысячи человек. С января по сентябрь текущего года выявлено свыше 5 тысяч подобных преступлений, и по ним осуждены 4778 человек.

– Создается впечатление, как будто существует план по отлову распространителей дурманящего зелья либо тех, кто причастен к подобным делам.

– Давайте обратимся к статистике. По состоянию дел на 1 января 2016 года в местах лишения свободы содержалось примерно 33,3 тысячи человек, включая 6,9 тысяч, находящихся в следственных изоляторах. Выходит, что каждый третий из них – наркоман? Жуткая статистика, если вдуматься. Ведь по статье 238 УК сажают в тюрьму в основном «сопливую молодежь» на срок от 8 до 20 лет. Если раньше судили, как правило, закоренелых преступников, то теперь – вчерашних школьников. Чему они на зоне научатся? Если этот процесс не остановить, то через несколько лет за колючей проволокой окажутся десятки тысяч новых наркоманов или наркодельцов. Какое будущее ждет нашу страну?

– И все-таки осужденные жертвы или преступники?

– Я считаю, что полностью невиновных в подобных уголовных делах не бывает. В 16 лет уже можно разобраться, что такое хорошо и что такое плохо. В то же время огромные тюремные сроки, на мой взгляд, несоизмеримы с их проступками. И для осознания собственных ошибок, полагаю, хватило бы и двух лет тюрьмы. А что получается. Приведу свежий пример. В Мозыре на днях судили группу ребят за распространение наркотиков. Один из них работает в России, если не ошибаюсь, в Нижневартовске. Приехал с вахты домой отдохнуть. Зашел к другу на квартиру, где имелись курительные смеси, а за этим парнем уже «присматривала» милиция. Задержали обоих, как говорится, на горячем. Хотя один из них толком не понял, что произошло, но за визит к другу суд приговорил его к 10 годам тюрьмы. Дескать, теперь будешь знать, с кем дружбу водить! Бывают случаи, когда осужденные по статье 328 УК якобы стали жертвами произвола со стороны спецподразделений по борьбе с наркотиками. Для улучшения статистики. Так это или нет, с каждым конкретным фактом надо разбираться.

– А как воспринимают эту ситуацию родители осужденных. Им, наверное, тоже не легче, чем их детям?

– В начале разговора я уже говорил, что под раздачу правоохранительных органов и судов зачастую попадают дети из благополучных семей. И чтобы спасти свое чадо, их матери годами обивают пороги прокуратуры и судов. Продают квартиры, машины и другое имущество, а вырученные средства тратят на адвокатов. Кстати, по печально известной 328-й уголовной статье редко кому из осужденных удавалось помочь. Люди залазят в огромные долги, берут кредиты, а приговоры судов практически остаются в силе. Волнения, переживания и стрессы провоцируют у многих родителей онкологические заболевания, а некоторые начинают просто спиваться. В общем, в одиночку с этой бедой вряд ли можно справиться. Поэтому сегодня в Беларуси ширится движение матерей, чьи дети были осуждены по ст. 328 Уголовного кодекса. Кстати, убитые горем матери давно стучатся во все двери: в Департамент исполнения наказаний МВД, Палату представителей, Администрацию президента, правозащитные организации и другие структуры. Но пока все остается по-прежнему, и никто не желает услышать отчаянные материнские голоса.

Ольга ПЛАТТЕР

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить