Треть заключенных в Беларуси сидит по статье 328. Конспект встречи с Legalize Belarus.

Бинокль

Наркотики в Беларуси как политика: если народ о них и говорит, то дома, шепотом, на кухнях. В общем и целом общество предпочитает делать вид, что проблем с запрещенными веществами в стране нет. Ребята из Legalize Belarus смело поднимают проблему войны с наркотиками в нашей стране. Делают это посредством встреч. 11 января инициатива приехала с лекцией в Брест и рассказала горожанам о проблеме 328-й статьи, отношении к наркозависимым и о том, почему война с наркотиками – проигрышный вариант. Как это было – в нашем лаконичном конспекте.

С чего все началось?

У истоков движения стоят трое человек: Ксения Тарасевич, Петр Маркелов и Станислав Шашок.

О Legalize Belarus мало пишут. Например, главный редактор “Нашей Нівы” Андрей Дынько сказал, что он против наркотиков и писать о движении газета не будет.

Инициативу поддерживает организация Students for Liberty. Это сеть организаций по всему миру, основанная в США в 2010 году и выступающая за либертарианские ценности. Это значит, что человек имеет право на себя и может распоряжаться своим телом так, как ему захочется. В соответствии с этой концепцией государство не должно вмешиваться в жизнь человека, пока он не угрожает другим.

Все началось в августе 2017 года с поездки в Берлин на парад за легалайз. Она был вызвана интересами целей участников марша. Оказалось, что они требовали включить медицинскую марихуану в список лекарств, которые предоставляются в социальном пакете по умолчанию.

Первая встреча движения состоялась в Минске. На ней обсудили войну с наркотиками, опыт европейских стран по декриминализации и выслушали одну из представительниц движения “Матери 328”. После были выступления в Гродно, Гомеле и Могилеве. На очереди – Барановичи и Витебск.

В декабре привезли “магистра марихуаны” Альфредо Паскаля из Уругвая. Он рассказал об опыте своей страны, которая полностью легализовала марихуану в рекреационных целях.

Организовали конопляную коляду.

Провели толоку солидарности, в рамках которой напечатали открытки для осужденных по статье 328.

Цели Legalize Belarus

Образование по вопросам психоактивных веществ на базе научной информации.

Реформа законодательства с правками в статье №328. Введение понятия “малого количества”, которое существует в соседних России и Украине. Согласно Уголовным кодексам этих стран, за один грамм марихуаны не посадят больше, чем на 15 суток. На данный момент беларуский закон – самый строгий в СНГ.  Организован сбор подписей и составлено обращение в государственные органы с предложением внести правки в статью 328.

Поддержка осужденных по статье №328. В первую очередь это психологическая поддержка таких людей и их родственников. В планах наблюдение за судами и оказание юридической поддержки людям.

В чем проблема?

Проблема в очень жестоком законодательстве в отношении психоактивных веществ. За их хранение в нашей стране можно получить уголовный срок от 2 до 5 лет. За распространение – от 5 до 10. Очень часто одно плавно перетекает в другое. Например, случай с Артемом Бородичем – актером Купаловского театра: у него в холодильнике нашли 26 грамм марихуаны. Сам факт распространения не был доказан, но большое количество запрещенного вещества дало право судить актера по второй части статьи 328.

Организация “Матери 328” подсчитала, что средний срок человека, осужденного по этой статье, составляет 8 лет. Возраст осужденных в большинстве случаев – от 16 до 30 лет. Все эти люди работают и получают около 10 копеек в год.

В Беларуси конопля нелегальна ни в каком виде. У нас нельзя приобрести продукты, в состав которых входят ТГК или КБД. Также у нас нелегализовано производство промышленного канабиса. Можно приобрести в магазинах зерна, масло, каши из конопли, однако все это будет импортным.

Что такое наркотики?

Слова «наркотики» и «наркоман» в нашем обществе воспринимаются как табу, которое не хотят обсуждать.

К наркотикам государство относится плохо, но не объясняет почему.

У каждого человека наркотики вызывают широкий ассоциативный ряд. Изначально под этим словом подразумевалось вещество, которое вызывает нечувствительность к боли.

Самое распространенное мнение о последствиях наркотиков – зависимость. Однако можем ли мы назвать человека, который не представляет свою жизнь без сладкого и чая, – наркоманом? Наверное, да. Но почему-то мы так их не называем.

В Республике Беларусь есть официальное определение слова «наркотики». Наркотические вещества – это все то, что включено в республиканский перечень запрещенных веществ.

Война с наркотиками в мире

В 60-70-х годах XX века США воевали с Вьетнамом. Треть американских солдат, воевавших во Вьетнаме, стала зависима от героина. Правительство боялось, что в страну вернутся тысячи наркоманов. В итоге Никсон использовал страх в обществе, чтобы развязать войну с наркотиками. То, что происходило в США в 60-х годах XX века, происходит сейчас в Беларуси.

Самая большая ошибка государства в борьбе с наркотиками – битва с предложением запрещенных веществ. Спрос будет всегда, соответственно постоянно будут появляться новые предложения. Из-за больших рисков товар будет расти в цене, становиться концентрированнее и хуже по качеству.

При войне с наркотиками в несколько раз увеличивается количество насильственных преступлений.

Самое страшное последствие такой борьбы – криминализация и маргинализация наркозависимых людей. Человек, попадая в беду, замыкается и теряет все связи. Зачастую от него отворачивается социум, навешивая отрицательные ярлыки.

Отсутствие информации очень часто усугубляет положение вещей. Нужно говорить о том, какие в природе существуют вещества и какое действие они оказывают на организм человека.

На сегодняшний день наркотики пробовал хотя бы раз в жизни каждый 20-й взрослый человек.

Комиссия ООН по наркотическим веществам рекомендует бороться с насильственными преступниками и не сажать людей за употребление.

Во многих странах отношение к наркомании поменялось коренным образом. Например, Швейцария, Швеция, Великобритания и некоторые другие государства создали реабилитационные центры для наркозависимых. Они могут прийти туда, употребить вещество со стерильным медицинским инструментом под присмотром врачей. Эти люди перестали быть сегментом черного рынка. Следовательно они перестали быть торговцами и рынок (например, в Швейцарии) сократился на 70%. По этой причине Комиссия ООН по наркотическим веществам дала рекомендацию странам-участницам внедрять легальный оборот психоактивных веществ. Это сразу бьет по черному рынку.

Война с наркотиками в Беларуси

Борьба с марихуаной привела к распространению синтетического канабиса и других веществ. Зачастую они приносят больше вреда, чем обычная конопля. Большинство крупных наркодилеров остается на свободе. Тяжелобольные пациенты не могут получить адекватные обезболивающие, одним из которых является медицинская марихуана.

Государство терпит убытки, не выращивая промышленный канабис, а ведь его также можно использовать в легкой промышленности, производстве бумаги, масла. Более 15 тысяч человек лишены свободы, что, в свою очередь, является третью от всех заключенных страны. Для сотни тысяч родственников этих людей подобное наказание – настоящее горе.

Мнения брестчан во время дискуссии

Давайте не будем сравнивать Америку с ее уровнем жизни, науки и Беларусь. Мы знаем, что у нас были целые города наркоманов (к примеру – Солигорск и Светлогорск). Государство отреагировало как смогло: у него не было гибких рычагов воздействия. Беларусь – очень депрессивная страна. Уровень алкоголизма и суицида – один из самых высоких в мире. Государство у нас перестраховывается. Для начала нам нужно поднять уровень жизни и культуры.

Вы приводите в пример Португалию и Грузию. Обе страны южные, первая – с высоким уровнем жизни. В Беларуси мало солнечных дней, и это влияет на психологию человека. Наверное, поэтому в той же Швеции тратятся огромные деньги на иллюминацию всего и вся.

Мы обсуждаем положение дел в Португалии, Швейцарии – где угодно, но не в Беларуси. Всеми предлагаемыми действиями мы хотим что-то легализовать и исправить. Вопрос: зачем?

Есть такая проблема, как навешивание ярлыков. Человек, выходя из тюрьмы по статье №328, получает ярлык, из-за которого его не будут брать на работу: вдруг сорвется? Даже если человек прошел лечение, ярлык не изменится: наркоман. Лично мне интересно, как можно работать с обществом, чтобы оно принимало, а не отталкивало таких людей.

Наше общество навешивает ярлыки на всех: водитель, таксист, женщина, футболист, вор, убийца. Ярлык наркомана ничем не лучше и не хуже.

Негативное отношение к наркотикам приводит к тому, что люди боятся вызвать скорую помощь при передозировке. У окружающих паника, у пострадавшего – страх перед наказанием. В Европе в таких случаях люди знают, что делать, и пациенты в подробностях рассказывают о принятых ими веществах. Это помогает людям спасти жизнь. У нас же человек быстрее умрет, чем признается в употреблении наркотиков.

Не проще ли устранить проблему и запретить все?

– Для барацьбы з наркотыкамі створаны велізарныя сродкі, працуе шмат людзей. Скасаванне ці паслабленне артыкула 328 прывядзе да скарачэння фінансавання і працаўнікоў. Я ў такое слаба веру.

– Па чутках ад арганізацыі “Маці 328” не ўсе дзяржаўныя інстытуцыі падтрымліваюць такія жорсткія меры. Толькі МУС і Вярхоўны Суд выступаюць за вайну з наркотыкамі, бо ім гэта выгадна – яны атрымоўваюць велізарнае фінансаванне. Астатнія выступаюць за тое, каб змяніць сітуацыю ў лепшы бок.

– Нужно убирать спрос – и исчезнет предложение.

– Спрос будет всегда.

– Значит, воспитывайте население!

Здесь говорили о праве человека распоряжаться своим телом. Имеет ли человек право наносить вред собственному здоровью бездумно?

Важно понять, о каком праве мы говорим: личностном или праве государства? И в каком возрасте наступает право распоряжаться своим телом? Может ли 12-летний ребенок, которому интересны эксперименты, распоряжаться собой?

– Если человек может распоряжаться собой, то на каком основании он имеет право распоряжаться наследственностью своих будущих детей? Вы в совершеннолетнем возрасте, не имея детей, употребляете наркотики. Впоследствии у вас рождаются дети с отягощенной наследственностью.

– Вы слышали о таком понятии, как евгеника? То, что вы сейчас говорите, – прямая дорога к нацизму.

Пару лет таких карательных мер со стороны государства – и оно «вырежет» все наркотики. Это криминальная мера, но она действует.

Фото – Роман Чмель

 

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить

Подписаться на уведомления об обновлениях на сайте в Telegram  
Не забудьте в открывшемся окошке внизу нажать "присоединиться".