Мать наркомана: говорит, в 28 выйду, многое впереди.

Sputnik.by
© Sputnik / Марина Серебрякова

Мать осужденного Артема переживает до сих пор, что она обращалась с проблемой к инспекторам по делам несовершеннолетних, но те помочь отказались. Она участвует в движении “Матери – 328”.

 

Осужденный: Артем

При себе обнаружено наркотика: 21 г

Срок: 10 лет

— Я заметила, что сын употребляет. Еще до того, как ему исполнилось восемнадцать лет, завезла в Мачулищи (Инспекция по делам несовершеннолетних Минского РУВД — Sputnik) и попросила, чтобы инспектор с ним поговорила, на что услышала: нет времени. Обидно слышать, как говорят матерям: вы бы обратились в милицию, вам бы там оказали помощь. Я ведь обращалась. Сын закончил лицей на электрогазосварщика, должен был год отработать, но через месяц бросил, мы выплачивали деньги. Скорее всего, связался с не той компанией, наверное, там ему и предложили попробовать спайс.

Мать уверена, что сын связался с не той компанией
Мать уверена, что сын связался с не той компанией. © Sputnik / Марина Серебрякова

Артем ушел на работу 1 октября и домой больше не пришел, 5 октября я подала в розыск, 7-го числа позвонил следователь и сказал: ваш сын задержан по первой части 328-й статьи УК. Когда я попыталась узнать, что с ребенком, следователь мне ответил: у вас взрослый сын, закончил среднюю школу и за свои поступки отвечает сам, с вами я разговаривать не буду. Я начала обзванивать отделы милиции, он оказался в Заводском РОВД, и даже адвокат мне не позвонил. Если бы не подала в розыск, и дальше не знала бы, где мой сын. А потом оказалась третья часть.

Мать хранит шарфик сына, на котором, по ее словам, до сих пор чувствует его запах
Мать хранит шарфик сына, на котором, по ее словам, до сих пор чувствует его запах. © Sputnik / Марина Серебрякова

У него нашли пакетик со спайсом, на суде говорили, 21 грамм, в приговоре почему-то написано 42 грамма. Он говорит, что собирался продать этот спайс, потом курил в подъезде и решил оставить себе. Судья молодец, даже спросила у прокурора, не видит ли она смягчающих обстоятельств. Та сказала — нет, запросила 11 лет, дали 10. В октябре было уже 2 года, как сын не дома. Недавно подали жалобу, пришел ответ — без пересмотра. Я с ним общаюсь, держится, вроде бы, говорит, жизнь продолжается, в 28 выйду, многое впереди.

Заключение экспертизы — он не наркозависимый. А как может быть не наркозависимый, если у нас и реанимация была, и домой я скорую вызывала. После реанимации у нас все было хорошо, но затем снова начала замечать, что он употребляет. Потом пришла повестка в армию, мы очень хотели в армию, но оказалось, что после реанимации нас поставили на учет в наркодиспансере, хотя нам никто об этом не говорил. С нами проводили беседы в РОВД Заводского района. 8-го числа должны были сказать, берут ли в армию, ну а 7-го — вот…

Каждое письмо к сыну мать начинает грустным стихотворением, но сам Артем не отчаивается и подбадривает родителей
Каждое письмо к сыну мать начинает грустным стихотворением, но сам Артем не отчаивается и подбадривает родителей. © Sputnik / Марина Серебрякова

Как поддерживаю? Езжу на свидания, сегодня вот съездила зря, ему назначили наказание. Пишу письма, начинаю каждое с душераздирающего стихотворения…

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить

Подписаться на уведомления об обновлениях на сайте в Telegram  
Не забудьте в открывшемся окошке внизу нажать "присоединиться".