В тюрьму в 14 лет: как в Беларуси борются с наркоторговлей.

 

 

Сроки для уличенных в изготовлении или хранении наркотиков с целью сбыта в Беларуси начинаются от пяти лет | Правообладатель иллюстрации STC-TV

Жесткими мерами властям Беларуси удалось снизить число преступлений, связанных с наркотиками. В результате до 40% заключенных, по данным правозащитников, сейчас сидят “за наркоту”.

Если сведения правозащитников верны, то число таких осужденных – 13760 человек (по данным МВД на 1 января 2018 года в местах лишения свободы содержалось 34,4 тыс. человек).

Официальная статистика абсолютные цифры осужденных за незаконный оборот наркотических средств не обнародует, отмечая, впрочем, что в минувшем году было выявлено 5068 таких преступлений. По той же официальной статистике 89,9% совершивших преступления привлечены к уголовной ответственности.

Осужденные “за наркоту” в Беларуси сидят долго: сроки для уличенных в изготовлении или хранении с целью сбыта начинаются от пяти лет.

За крупный размер, особо опасные вещества, распространение группой лиц либо на территории учреждений образования, здравоохранения и т.п. срок наказания начинается с 8 лет – и вплоть до 25-ти, если проданный либо использованный в качестве “угощения” наркотик повлек смерть потребителя.

Потому цифры, приведенные правозащитниками, могут быть даже еще более высокими, если ежегодные официальные данные о наркопреступлениях суммировать за три последних года, в течение которых действует ужесточенное антинаркотическое законодательство.

16-летняя Диана Карпович в феврале была приговорена к 10 годам лишения свободы за торговлю наркотиками

Особый счет в этой статистике – совсем юные осужденные.

C 2015 года в Беларуси уголовная ответственность за хранение и сбыт наркотиков наступает с 14 лет. В стране известны случаи, когда 15-16-летним подросткам дают реальные десятилетние сроки.

“На тот момент, когда случилось это всё, ей было 15 лет. И вот представьте, моей девочке сейчас 16, через 10 лет выйдет 26-летняя девочка-девица, и она научена только тому, чему ее научила зона”, – говорит Наталья Карпович, мама Дианы Карпович, осужденной 2 февраля 2018 года по статье 328, ч. 4 уголовного кодекса Республики Беларусь на 10 лет лишения свободы за незаконный оборот наркотических средств, совершённый организованной группой.

“Недетские” сроки за наркотики подросткам: откровенный рассказ близких осужденных. Видео.

Спасенные жизни

“Сейчас я этим ментам даже благодарен – неизвестно, кем бы уже был и был бы вообще”, – тридцатилетний Вадим, пять лет тому отсидевший два года в СИЗО и “на зоне” и уже отбывший назначенный после пересмотра дела срок профилактического наблюдения, не хочет называть свою фамилию. Рассказывает, что его с другом брали жестко – на стоянке у торгового центра бойцы в штатском моментально разбили стекла авто и нашли у друзей чуть более грамма синтетического наркотика.

Особый счет в статистике – совсем юные, несовершеннолетние, вовлеченные в наркотический оборот опытными дельцами

“По действовавшему тогда закону мы могли пойти как потребители – если найденное разделить на двоих, даже под большую дозу не попадали. Но опер нашел в свидетели давнего и случайного знакомого, который показал, что мы пытались его угостить “около двух раз” – и шли мы в суд уже как группа, по распространению. Спасибо родным, адвокатам и судье, что рассматривала дело по апелляции!” – молодой мужчина не может сдержать волнения.

Вадим признает: по ужесточенному в последние годы законодательству за найденное у них при аресте вещество сидели бы долго: наркотик уже внесен в реестр как особо опасный.

“Тех двух лет мне хватило… А вообще за эту гадость головы надо откручивать – тем, кто понимает, что делает!” – эмоционально восклицает он.

Ужесточение законодательства

Тюремные сроки за хранение и сбыт наркотиков были увеличены с 1 января 2015 года, после вступления в силу декрета Лукашенко “О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков”.

В соответствии с декретом уголовная ответственность за хранение и сбыт наступает с 14-летнего возраста. Введена административная ответственность за нахождение в общественных местах в состоянии наркотического опьянения.

Вадим Девятовский, депутат парламента, не первый год занят проблемами борьбы с наркотиками

Правительство и его структуры создали систему, позволяющую оперативно реагировать на “новинки” наркорынка и блокировать каналы поступления наркотиков в Беларусь.

Госкомитет судебных экспертиз оснащен оборудованием, способным, по отчетам его руководства, в течение получаса выявить вид наркотического вещества, в том числе спайсов.

В короткий срок данные о новом опасном веществе вносятся в размещенную на сайте МВД базу и становятся доступными правоохранителям в любом пункте страны. Для пресечения пересылки наркотиков введены штатные единицы сотрудников наркоконтроля на почте и в службах экспресс-доставки. Сайты, замеченные в пропаганде либо попытке распространения наркотиков, подлежат блокировке, так же как подобные аккаунты в соцсетях. По данным МВД, в 2017 году было закрыто более 25 интернет-магазинов, которые занимались реализацией наркотиков.

Верховный суд Беларуси недавно сообщил, что в результате комплексных мер количество осужденных за наркотики в 2017-м уменьшилось на 18,5%; число несовершеннолетних, наказанных за незаконный оборот наркотиков с целью сбыта, сократилось вдвое.

Президент Лукашенко, проведя на днях заседание Совбеза, публично усомнился в статистике успеха.

“Мы боремся против наркоманов, а где те, которые сегодня партиями поставляют эту наркоту в Беларусь? – возмутился Лукашенко. – Заботясь только о показателях, никакой речи об эффективной ликвидации каналов поступления наркотиков в страну идти не может. Конечно, намного легче получить быстрый результат за счет “мелочевки”, а ситуация на самом деле будет только ухудшаться”, – предупредил Лукашенко.

Искалеченные жизни

Вера ждет разрешения на свидание с сыном в колонии. Ее двадцатилетний Костя (имена изменены) – уже не студент столичного вуза, а “минер” и зэк. За распространение наркотиков посредством “закладок” – спрятанных в условленных местах доз, закладчиков таких доз и называют “минерами”, – суд назначил Константину девять с половиной лет лишения свободы.

Друг, которому Костя взялся помочь (утверждал в суде, что первый раз и по незнанию преступных намерений), получил 15 лет.

Вера больше всего теперь боится, что друг подаст апелляцию, и Косте назначат больше.

Родственники осужденных за наркопреступления, объединились в группу “Матери 328”

“Я не брошу сына, я отсижу все вместе с ним, – Вера плачет. – Я думаю только об одном: через 10 – десять! – лет придет в эту комнату взрослый мужчина… Без профессии, с черным прошлым, тюремными “университетами”… А придет ли? И я доживу ли?”

Президент Лукашенко на очередном совещании по противодействию незаконному обороту наркотиков распорядился создать в местах изоляции для распространителей наркотиков невыносимые условия – “чтобы они смерти просили”.

Пощады просят не из тюрем: родственники осужденных, осведомленные о том, как живется их близким в специально созданных по указанию президента спецусловиях, заявляют, что попавших за наркотики наказывают жестче, чем убийц и насильников.

Стихийно возникшее объединение “Матери 328” (328 – статья в уголовном кодексе Беларуси, определяющая наказания за изготовление, употребление, хранение, распространение наркотиков) взывает к общественности и чиновникам.

Возможны ли послабления?

“Матери 328” заявляют, что в местах лишения свободы – не только в колониях, но и в ЛТП (лечебно-трудовых профилакториях), в которых по указанию Лукашенко, созданы жесткие условия содержания, – их родным не предоставляется необходимая медицинская помощь, крайне низко оплачивается труд; помещения, где отдельно от других заключенных содержат осужденных “за наркоту”, переполнены.

И, конечно, всех угнетают назначенные судами сроки.

Подростки, осужденные за наркотики, вернутся из тюрем домой уже взрослыми людьми

“Ко мне приходили семьи на прием, и в администрации президента обсуждалось, что люди объединились, говорят о том, что суровые наказания вряд ли помогут нормальному возвращению в социум. Все мы это слышим”, – говорит Вадим Девятовский, депутат парламента, не первый год занятый проблемами борьбы с наркотиками.

“Я понимаю родителей – мне их жалко, их детей жалко, – продолжает он. – Но на другой чаше этих весов – жизни, здоровье, покалеченные судьбы других людей. Привнесенное в жизни зло – из-за того, кто только “оступился”. Я думаю, последствия и риски знали те, кто совершал злой шаг. Данные о том, что количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, снизилось вдвое, свидетельствуют, что жесткими мерами мы защитили и вот эту половину потенциально готовых оступиться – защитили от наркотиков и последствий, с ними связанных, в том числе от тюрьмы”.

По словам Вадима Девятовского, в парламенте и госструктурах обсуждается вопрос о смягчении наказаний – в первую очередь, в отношении вовлеченных в незаконный оборот наркотиков несовершеннолетних.

“Мы ждем конкретных предложений, которые поступят в парламент”, – отмечает Девятовский.

Предложения пока не поступили – ни от депутатов, ни из госорганов или других наделенных таким правом структур.

Закон останется суровым?

Глава Верховного суда Беларуси Валентин Сукало сообщил на днях, что президиум совета министров, обсуждая проблему, высказался не за смягчение установленной действующими законами ответственности, а за поиски новых форм и персонифицированный подход к осужденным за наркотики.

Потребителей, коих, по словам Сукало, ежегодно привлекается к ответственности две тысячи, предложено активнее принудительно лечить. Условно-досрочное освобождение и замена наказания на более мягкое планируется для тех, кто встал на путь исправления.

“В рамках, подчеркну, действующего законодательства, без какой-либо его корректировки. Такой подход не будет носить массового характера, он коснется в основном несовершеннолетних”, — подчеркнул в главной газете страны “Советская Белоруссия” Валентин Сукало.

О соразмерности преступления и наказания в Беларуси спорят и на официальных, и на неофициальных площадках. Не только “Матери 328” и правозащитники, но и ряд чиновников убеждены в необходимости декриминилизации незначительных наркопреступлений. Основной посыл – вернуть в социальную и производительную сферы надолго отправленных за решетку молодых и дееспособных граждан.

Решение, однако, за госорганами. И за настроением президента Лукашенко на очередном совещании по наркопроблемам.

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить

Подписаться на уведомления об обновлениях на сайте в Telegram  
Не забудьте в открывшемся окошке внизу нажать "присоединиться".