Как в Беларуси фабрикуют уголовные дела о наркотиках

Как в Беларуси фабрикуют уголовные дела о наркотиках

Более 5 лет назад — 25 июля 2011 года — на свободу вышел Константин Балуев — гомельчанин, осужденный на 8 лет заключения по сфабрикованному обвинению в продаже наркотиков. После вынесенного на прошлой неделе минским судом зверского приговора — 12 лет вернувшейся с отдыха в Турции девушке за контрабанду полутора таблеток экстази — самое время вспомнить, как это было. 

На повторное рассмотрение в суд дело Константина Балуева направили прокуратура и КГБ. В ходе проведенной ими проверки выяснилось, что результаты контрольной закупки, которые позволили осудить Балуева, были сфабрикованы сотрудником правоохранительных органов. Милиционер выдал «покупателю» не только деньги, но и амфетамин, который тот и вернул, дав показания, что купил его у Балуева.

В ходе повторного расследования «покупатель» признался, что пошел на этот шаг под давлением сотрудника милиции. Еще один гомельчанин, «опознавший» Балуева, позднее также заявил, что сделал это под давлением сфабриковавшего дело милиционера.

При проведении оперативно-следственных мероприятий присутствовала понятая. В 2011 году она показала, что была в близкой связи с милиционером и подписывала документы, которые он просил, не читая. Вообще все понятые были близкими знакомыми милиционера, который вел это уголовное дело.

Все это было в далеком 2006-м году. По сфабрикованному обвинению Константин Балуев провел за решеткой более четырех лет. Позднее он рассказывал, что на первом суде, который завершился обвинительным приговором, испытывал чувство отчаяния, так как уже имел судимость (умеют милиционеры выбирать жертву). Кто поверит судимому?.. В то, что в отношении него когда-либо будет восстановлена справедливость, — не верил.

Милиционер, сфальсифицировавший дело, погиб в 2008 году на охоте при странных обстоятельствах. Якобы он выходил из машины, держа заряженное ружье дулом вверх, и убил себя случайным выстрелом в голову.

Остается только гадать, были ли у Константина Балуева шансы на то, чтобы выйти на свободу раньше отмеренного судом срока, если бы тот самый милиционер был жив. Ведь «мертвые сраму не имут». А сколько таких, наделенных властью сотрудников, которые живы, на работе и в силе? Готовых пойти на фабрикацию дела ради личной выгоды без шансов для несправедливо осужденного? Думаете, тот был единственным?

И допустимо ли принимать столь жесткие, бесчеловечные законы, как те, которые инициировал печально знаменитый «антинаркотический декрет», в стране, где происходят подобные вещи?..

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить

Подписаться на уведомления об обновлениях на сайте в Telegram  
Не забудьте в открывшемся окошке внизу нажать "присоединиться".