Почему в Беларуси борются с наркоманами, а не с наркотиками.

 DW 

Большие тюремные сроки не снизили остроту проблемы наркомании в Беларуси. Родители подростков, попавших за решетку за наркопреступления, объяснили DW, почему ждут ослабления репрессий.

Почему в Беларуси борются с наркоманами, а не с наркотиками.
Плакат, посвященный борьбе с наркоманией в Беларуси.

Методы борьбы с незаконным распространением наркотиков, которые взяли на вооружение власти Беларуси, вызывают серьезные нарекания юристов и родственников осужденных по соответствующим статьям Уголовного кодекса (УК). Вместо того, указывают они, чтобы пресекать каналы наркодилеров, лишать их возможностей выхода на потенциальных клиентов и получения оплаты за свои услуги, власти сделали ставку на устрашение и жесткое наказания тех, кто употребляет наркотики. Тем самым многим молодым людям, единожды оступившимся, ломают жизнь.

Купить наркотикив Беларуси – не проблема.

Торговцы наркотиками в последний год лишь усовершенствовали методы работы, говорит гродненский юрист Олег Калинков. Они перешли в более доступный мессенджер Telegram и стали использовать программу-бот. Как это работает, он продемонстрировал DW в одном из уличных кафе Гродно, где есть точка доступа в интернет. На запрос “start” в одном из Telegram-каналов мгновенно пришло сообщение с предложением купить спайсы и гашиш и ценами на них.

Почему в Беларуси борются с наркоманами, а не с наркотиками.
Наркотоговрцы в Беларуси перешли в мессенджер Telegram и стали использовать программу-бот. Скриншот сайта, на котором предлагают купить наркотики.

Закладки товара уже сделаны, поясняет Олег Калинков, и после оплаты через обычный платежный терминал робот пришлет координаты одной из них. При этом организатор такого преступного бизнеса даже не прикасается к наркотикам, и если раньше милиция могла вычислить хотя бы IP-адрес диспетчера, то теперь это невозможно, ведь работает робот.

Олег Калинков стал расследовать методы работы наркодельцов два года назад, после того, как по статье 328-й УК был осужден его сын. Милиция борется с потребителями и закладчиками наркотиков, указывает он, но вне их поля зрения остаются бенефициары этих схем: “Есть закон о противодействии отмыванию денег, полученных преступным путем, но им не пользуются. Вместо этого власти массово отправляют в тюрьмы молодежь”.

Почему в Беларуси борются с наркоманами, а не с наркотиками.
По разным оценкам, число осужденных в Беларуси по статье 328-й УК за последние 5 лет превысило 18 000 человек.

По подсчетам активистки движения “Матери 328” Лианы Шубы, основанным на статистике из открытых источников, общее количество осужденных в Беларуси по статье 328-й УК за последние пять лет недавно превысило 18 000 человек.

Результаты борьбы с наркотиками в Беларуси

Полтора года назад Олег Калинков уже демонстрировал DW, насколько доступны наркотики в Беларуси, но тогда не стал раскрывать своего имени. После того репортажа DW белорусские СМИ провели собственные расследования, информацию для которых также предоставлял Калинков. Журналисты раскрыли схему, по которой миллионы долларов, вырученных от наркоторговли, через электронные кошельки систем Easy Pay и Webmoney (с ними работают белорусские “Белгазпромбанк” и “Технобанк”) с помощью специально написанных высококлассными специалистами вредоносных программ анонимно переводятся в криптовалюты.

Почему в Беларуси борются с наркоманами, а не с наркотиками.
Олег Калинков

В феврале прошлого года, вспоминает Калинков, после публикаций СМИ все транзакции с электронных кошельков были заблокированы милицией. Торговля наркотиками в Беларуси была парализована, а самого Калинкова пригласили в Минск, в управление по борьбе с наркотиками МВД, где у него состоялась встреча с руководством этого ведомства.

Правоохранители согласились с доводами адвоката о необходимости введения ответственности для организаторов наркоторговли. Однако, сетует Калинков, милиционеры здесь мало что могут сделать. Проблема состоит в сути президентского декрета №6, который предписывает давать большие сроки наказания именно наркокурьерам, закладчикам и потребителям наркотиков. Если бы декрет был сформулирован иначе, то и правоохранители действовали бы по-другому. Например, программисты, создающие наркоботов, де-юре чисты перед законом, и складывается ситуация, когда наркоторговля продолжается, а милиционеры снова ловят только подростков с закладками.

На самом деле, продолжает Олег Калинков, наркодельцам понадобились лишь две недели, чтобы перестроить свою работу. Сегодня для них закрыт сервис Easy Pay, но Webmoney по-прежнему доступен. Почему так происходит – большой вопрос.

Личные драмы осужденных и их близких.

В начале мая матери белорусов, осужденных по “наркотическим” статьям УК, провели голодовку, требуя встречи с президентом Лукашенко, чтобы рассказать ему о несправедливых, по их мнению, приговорах. Хотя власти и заявили, что акция бессмысленна, говорит одна из лидеров движения “Матери 328” Лариса Жигарь, эффект есть. Из общения с адвокатами стало понятно, что последние два месяца суды стали давать “домашнюю химию” (исправительное учреждение открытого типа. – Ред.) либо условные приговоры по самой легкой части 1-й статьи 328-й (“незаконное хранение и употребление наркотика”).

Однако цена этих изменений оказалась высокой. Гомельчанка Татьяна Каневская, которая дала старт голодовке, по ее окончании попала на операционный стол с обострением желчекаменной болезни. Хирурги, продолжает Лариса Жигарь, пояснили, что причиной стала именно голодовка. Тем не менее голодовка может начаться снова, если запланированные белорусским парламентом изменения в статью 328-й УК окажутся профанацией. Ожидается, что во втором чтении поправки будут рассмотрены на осенней сессии 2 октября.

Еще одна гродненская активистка движения “Матери 328” Светлана (имя изменено) отмечает, что, наряду с позитивными сдвигами, остро встала проблема осуждения несовершеннолетних. Их стало больше и к ним применяют сроки наказания такие же, как взрослым, что нарушает Конвенцию ООН о правах ребенка. Сын-школьник Светланы попал в СИЗО в возрасте 17 лет. На экзамены за курс средней школы его не выпустили, сдавать их пришлось в тюрьме. А приговор суда подростку шокировал даже видавших виды – 9 лет колонии.

Парня этапировали в бобруйскую колонию для несовершеннолетних. Однако как только ему исполнилось восемнадцать лет, он специально совершил два правонарушения, чтобы его перевели во взрослую зону. Согласно негласным законам криминального мира это придает подростку-заключенному “авторитет”. По сути, констатирует Светлана, ее сына-школьника за полтора года отбытия наказания перевоспитали в уголовника: “На свидании мне нужно было просто знакомиться с ним заново”.

Рекомендуем прочитать

1
Отправить ответ

avatar
7777
1 Цепочек
0 Ответов в цепочках
1 Подписчиков
 
Самый обсуждаемый комментарий
Горячая тема обсуждения
1 Комментаторов
Ольга Последние прокомментировавшие
  Подписаться  
новые сверху старые сверху популярные
Уведомить
Ольга
Гость
Ольга

Какая Конвенция о правах ребёнка? Я обратилась в представительство ЮНИСЕФ. Девушка на проводе мне “тёмной” все объяснила. Жалобы от граждан РБ не рассматриваются, поскольку договор не был рацифицирован, значит не подписан, а значит не имеет юридической силы. Вот поэтому нашим детям и дают такие сроки без оглядки на Международные организации. И никто вмешаться не может в этот беспредел. После апелляционной суда будем подавать жалобу в ООН по правам человека. Жалоба моего сына так и не дошла до суда апел. инстанции, хотя была зарегистрирована в конц на Жодино адвокатом , а вы знаете, что даётся только 10 дней. Её просто специально не отправили ведь сына судили по 4 ч. До Верховного суда дойдём зимой, а дальше дорогие мои действительно будут “вилы”. Я понимаю, что сейчас иду по следам тех матерей, которые получают килограммовые отписки. Мне терять больше нечего. Надежда на справедливость во мне начинает умирать, а это страшно. И я готова на все!