Беларусь борется с наркотиками, нарушая права детей.

 DW 

Ужесточение антинаркотического законодательства в Беларуси привело к нарушению Конвенции ООН о правах ребенка. На что могут рассчитывать осужденные подростки, разбиралась DW.

Беларусь борется с наркотиками, нарушая права детей.

Конвенция ООН о правах ребенка вступила в силу в Беларуси в 1990 году. В плане охраны детства страна традиционно считается благополучной, однако ситуация изменилась три года назад из-за правоприменительной практики по реализации президентского декрета №6 “О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков”.

В результате принятия этого документа была введена уголовная ответственность по статье 328-й УК “Незаконный оборот наркотических средств” с 14 лет, максимальное наказание за ее нарушение составляет 25 лет лишения свободы. Как итог, за решетку все чаще стали попадать школьники, а государство оказалось не готовым полностью соблюдать их права. Родители осужденных детей, объединившиеся в инициативу “Матери 328”, рассчитывают на помощь главы Комитета ООН по правам ребенка Ренате Винтер (Renate Winter).

Школьные экзамены в белорусском СИЗО

Впервые о Конвенции ООН о правах ребенка матери детей, осужденных за преступления, которые связаны с наркотиками, узнали на мероприятии белорусского представительства детского фонда ЮНИСЕФ (UNICEF). В конце марта, говорит одна из матерей Наталья Горбач, в Минске прошла международная конференция на тему “Восстановительное правосудие по делам о преступлениях несовершеннолетних”, на которой ей вместе с лидером движения Ларисой Жигарь удалось поговорить лично с Ренатой Винтер.

Беларусь борется с наркотиками, нарушая права детей.
Материалы конференции о делах, связанных с преступлениями несовершеннолетних”

Во время кофе-паузы, рассказывает Горбач, им выделили переводчика всего на десять минут. Этого хватило, чтобы коротко описать проблему и рассказать личный случай Натальи: ее сына-школьника поместили в СИЗО за то, что в карманах куртки нашли остатки наркотического вещества. Вероятно, продолжает она, сын пробовал наркотик, и его сначала обвинили по части 1-й статьи 328-й – за хранение наркотиков. Но позже на основании показаний лишь одного одноклассника следователи переквалифицоровали обвинение на третью часть указанной статьи УК, и парня осудили на 9 лет за распространение наркотиков, хотя вину свою он не признал.

Ренате Винтер, вспоминает Наталья Горбач, была шокирована прежде всего чересчур жесткими приговорами детям. От нее матери впервые узнали, что несовершеннолетние не должны наказываться наравне со взрослыми. Позже, изучив Конвенцию ООН, продолжает Горбач, матери пришли к выводу, что на всех этапах следствия милиция допускает нарушения в отношении детей.

Беларусь борется с наркотиками, нарушая права детей.
Наталья Горбач

В ее случае ребенок давал первые показания без присутствия психолога и первые три дня находился в камере со взрослыми. И главное – в статье 37-й Конвенции ООН говорится, что арест или тюремное заключение используется лишь в качестве “крайней меры и в течение как можно более короткого периода времени”. А ее сына даже не выпустили из СИЗО сдавать экзамены, школу он закончил, находясь в тюрьме.

Почти половина заключенных колонии в Бобруйске – по 328-й статье

На сегодня, продолжает Горбач, к движению “Матери 328” присоединились 1070 родителей. Случаев осуждения несовершеннолетних пока набралось 18, но цифра эта неполная. МВД официально отказалось раскрыть данные о числе осужденных несовершеннолетних, поэтому остается рассчитывать только на информацию от родителей.

Жительница райцентра Лида Жанна Гойдь в начале сентября ездила на свидание к сыну в Бобруйск, где расположена единственная в Беларуси колония для несовершеннолетних преступников. Учреждение, рассказывает она, рассчитано на 240 человек, которые поделены на три отряда.

Беларусь борется с наркотиками, нарушая права детей.
Один из отрядов Бобруйской колонии полностью укомплектован осужденными по 328-й статье УК

Один из отрядов в 75 человек полностью укомплектован осужденными по 328-й статье УК. Еще 16 человек, отбывающих срок за наркотики, находятся во втором отряде, и несколько новичков – в “карантине” (помещении для новоприбывших). То есть, без малого половина колонии, уточняет Жанна Гойдь, это, как их называют, “наркоманы”. А учитывая, что в 21 год осужденные несовершеннолетние переводятся во взрослые колонии, общую их цифру посчитать невозможно.

Милиционеры, считает Гойдь, пользуются наивностью и беззащитностью детей. На момент задержания ее сыну, учащемуся колледжа, было 16 лет. Он не был пойман с поличным, но следователь требовал во всем признаться, обещая быстрое освобождение. Юноша поверил в справедливость закона и все рассказал: учащиеся купили на троих смесь спайса, чтобы попробовать ее недалеко от учебного заведения. Признание было подведено под статью о сбыте наркотиков, и парень получил восемь с половиной лет.

Осужденные за наркотики в РБ: надежда на что?

Жительница Гродно Ирина, попросившая не называть фамилию, указывает, что у нее нет претензий ни к МВД, ни к судам. Ее 17-летний сын, учащийся училища, осознавая, что совершает преступление, решил подзаработать денег, став курьером, перевозящим наркотики по городу.

Примерно на третьей закладке он был задержан с поличным и осужден на 10 лет. Оправдания ему нет, считает женщина, но она опасается, что такой большой срок сделает юношу еще хуже. Она надеется только на милось государства, которое может объявить амнистию для несовершеннолетних преступников: “Одного месяца в СИЗО им хватает, чтобы все понять”.

Все три выше описанных случая очень разные, отмечает Наталья Горбач, но объединяет их одно: одинаковые приговоры – от 8 до 10 лет. Суды, как под копирку, выносят аналогичные решения, совершенно не обращая внимания на доводы адвокатов. Матери осужденных, по признанию Горбач, не не знают у кого просить помощи. Правозащитникам эта тема не интересна, и надежда сохраняется лишь на Комитет ООН, куда матери направили обращение.

Эксперт минского представительства ЮНИСЕФ Анна Пинаева констатирует, что, согласно мнению Комитета ООН по правам ребенка, простое владение наркотическими средствами не должно вести к криминализации действий детей. ЮНИСЕФ поддерживает образовательный, а не карательный подход к ответственности подростков, вступивших в конфликт с законом.

В 2018 году фондом будет реализован проект по разработке национальных подходов к юстиции для несовершеннолетних, а в ноябре совместно с Верховным судом Беларуси и международными экспертами будет проведен еще один круглый стол на тему ответственности несовершеннолетних за наркопреступления.

На запрос DW в Комитете ООН по правам ребенка ответили, что глава комитета Ренате Винтер, посетившая в марте 2018 года Беларусь, “не уполномочена говорить о ситуации в отдельных странах”.

Александр Бураков

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить