Общество желтых нашивок

Общество желтых нашивок
ИРИНА ХАЛИП

Кое-чего матери осужденных по статье 328 УК все же добились: желтые нашивки заменили на зеленые.

А я вспомнила, как несколько дней назад встречалась с матерями, чьи дети уже приговорены к огромным срокам по статье 328. Те, кого осудили до того, как Лукашенко потребовал создать осужденным за наркотики такие условия, «чтобы смерти просили», еще успели получить 9-10 лет. Все, кого после, – 12-15. Одной из матерей, подписывавшей у судьи разрешение на свидание после приговора и спросившей «как же так?», судья цинично ответил: «Билетики по «десятке» закончились». И это тот случай, когда он не врал.

Вы наверняка слышали об этих женщинах, обивающих пороги, – уже давно они пытаются зарегистрировать общественное объединение «Движение матерей 328». Им отказывают, хотя устав и все прочие нужные для регистрации документы у них в полном порядке. А знаете, какова причина отказа? Вот послушайте: «328 – это номер статьи УК Республики Беларусь, предусматривающей уголовную ответственность за незаконный оборот наркотических средств. В этой связи простое сопоставление словосочетания «движение матерей» и цифры 328 ведет к резонному вопросу – каким образом соотносится движение матерей с незаконным оборотом наркотиков?» Шедевр колхозной казуистики.

Таких шедевров с подписями официальных лиц у этих матерей собралось столько, что в советские времена при сдаче макулатуры они тут же получили бы в обмен полное собрание сочинений Дюма. Особенно – из департамента исполнения наказаний МВД. С ДИНом у матерей особые отношения: если в остальном у них есть выбор – «писать в «палатку» очередного разлива или ну их, надоели», – то в ДИН они вынуждены и писать, и ходить, потому что их сыновья находятся во власти этой конторы. И ходят, и пишут – а куда денешься? Кое-чего они даже добились, между прочим: изменения цвета нашивок.

Когда Лукашенко потребовал, чтобы осужденные за наркотики «смерти просили», инициативы на местах начали сыпаться, как из рога изобилия. И стало известно, что ДИН приказал для всех осужденных по 328-й статье изготовить желтые нашивки: чтобы «триста двадцать восьмого» было легко отличить от остальных заключенных. И тогда матери пошли на прием к начальнику ДИН Сергею Дорошко. Напомнили, что желтые нашивки уже были в истории. Правда, те нашивки были в форме шестиконечной звезды, но ассоциация сама напрашивается. Дорошко, покумекав, сказал: да, мамаши, тут вы правы, спасибо за бдительность, мы исправим. И в срочном порядке вместо желтых нашивок начали строчить зеленые. Оптимистичный такой цвет, нейтральный. Но отменить нашивки вообще – отказались. Раз Лукашенко велел сделать жизнь осужденных по статье 328 невыносимой – сделаем. А для этого носителя статьи нужно отличать от остальных. Кстати, скоро у них даже форма будет другого цвета: у всех черная, у них – синяя. Мало ли, вдруг у вертухая близорукость, он нашивку не заметит и не отправит в карцер просто так, «чтобы смерти просил»? Цвет-то уж точно отличит, если не дальтоник.

Когда у матерей движения 328 набрались килограммы казуистических отписок из ДИН, они решили записаться на прием к министру внутренних дел Игорю Шуневичу. Позвонили в МВД. Им сказали: конечно, запишем, только ваши сыновья должны дать вам доверенности на представление их интересов. Думаю, не стоит объяснять, каких усилий стоит поездить по зонам, собрать доверенности, выждать, пока администрация колоний согласится эти бумаги заверить. Но поездили, собрали. Женщины не знали, что их ждет сюрприз.

В МВД ответили: «Доверенности у вас есть? Отлично. Только министр все равно вас не примет. Но может принять кто-нибудь из заместителей. Одно условие: все ответы из ДИН должны быть подписаны его начальником Сергеем Дорошко». (Объясняю: сам он никогда ничего не подписывает. Все официальные ответы приходят за подписью его заместителя Владислава Мандрика). Женщины говорят: как же так, вы ведь сами знаете, что все ответы подписаны Мандриком. Им в ответ звучит: «А нам-то зачем сдался этот Мандрик? Он – никто, имя его – ничто, и если у вас нет подписи начальника департамента, никаких контактов с руководством МВД у вас не будет. Не допустим, чтобы с фантиками, подписанными всякой мелочью, вы в высокие кабинеты прорывались!»

Сотрудница прокуратуры на том родительском собрании была права, когда говорила о практике ужесточения. Но она умолчала о том, что сбор доказательств по статье 328 уже не является необходимостью. К любой дозе в кармане автоматически приписывается «с целью сбыта». Следственные действия, свидетели, купля-продажа в деле отсутствуют. Обвинение существует только на бумаге, но очередной шестнадцатилетний подсудимый отправляется на десять лет в зону. У вас есть предположения, каким он выйдет? Тот-то же.

Впрочем, даже если в тюрьме оказался действительный наркоторговец и получил свой срок – на этом все должно закончиться. Колония, усиленный режим, промзона, четыре передачи в год и так далее. Но нашивки на робе заключенного, устанавливающие различия по статье УК, – это уже фашизм, как и требование с высокой трибуны сделать их жизнь невыносимой. Впрочем, мы все носим желтые нашивки, правда? Это особенность людей, живущих при диктатуре: каждый должен быть с нашивкой и пронумерован. Просто нашивки раскрашены симпатическими чернилами, так что на первый взгляд ничего не видно, и немногие заезжие иностранцы восхищаются красотой белорусских женщин, не присматриваясь к их рукавам.

Конечно, наркодилеры заслуживают самого сурового наказания. Но когда государство, которое пять лет разрешало легальную продажу спайсов и само с удовольствием «подсаживало» на эту дрянь, как и на дешевое бухло, целое поколение, вдруг решило бороться с незаконным оборотом наркотиков, сажая самих наркоманов, – главным обвиняемым является именно оно, государство. Во всех этих убийствах, суицидах, психозах виновно государство, поощрявшее «дурь», потому что для него предпочтительнее психозы и убийства, чем протесты. И выступление Лукашенко было сигналом не к началу борьбы с наркоторговлей, а к ее упорядочению и полному переходу под государственную «крышу». Потому что если бы это была борьба, первым делом государство начало бы масштабную программу лечения и реабилитации. Но нет такой программы в Беларуси. Вообще ни одной программы для наркоманов нет. А издевательства над ними в тюрьмах и над их родственниками на воле – есть.

Так что зря эти несчастные матери пытаются пробиться в высокие кабинеты. Ведь именно там сидят те, кто должен был оказаться на месте их сыновей и получить свои 10-15 лет. Именно там сидит «крыша», которой нужны новые зеки с большими сроками – для имитации борьбы с наркоторговлей и очистки рынка. Чем больше сядет, тем проще будет торговать и контролировать. Ни один «косяк» не пройдет мимо кассы.

Ирина Халип, специально для charter97.org 

Оригинал статьи

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить