«Не превращайте людей в бесхребетных тварей»

 БелГазета 

Родственники осужденных, правозащитники и общественные активисты ведут сбор подписей о передаче полномочий ДИНа Минюсту. Сегодня ДИН находится под эгидой МВД, являясь структурной частью министерства. О том, к чему это может привести – в рассказе постоянного читателя «БелГазеты», имеющего богатый опыт и хорошую память.

Можно только гадать, лучше или хуже будет после смены куратора, но на сегодняшний день очевидно: либо МВД не справляется, либо задачи там иные. Вкратце расскажу, чем живет и дышит Зона.

МЕДИЦИНА: ЧТО ДЕЛАТЬ?

По факту, как такового исправления нет, а вместе со сроком наказания осужденного появляется уйма проблем и у его родни. Особенно это касается близких, у которых родственник-арестант имеет хронические заболевания, группу по инвалидности или ВИЧ. Вроде как выделяются средства на медперсонал и его образование, а квалифицированных специалистов – единицы. И это понятно: мало находится желающих, отмотав шесть лет университета в столице, отправиться блюсти клятву Гиппократа в Новосады, со специфическим населением из династий работников Зоны. А встреча с ближайшей цивилизацией в лице города Борисова требует знания расписания электричек. Единственной мотивацией может быть достойная зарплата. И пока не предоставят сотрудникам медчасти транспорт, не создадут условия труда и не обеспечат необходимыми медпрепаратами, толка не будет, независимо от того, в чьем ведомстве оставят ДИН.

Сегодня же, в лучшем случае, на ИК есть только один зубной врач! В среднем, в каждой колонии сидит более 2 тысяч заключенных, и попасть к зубному – сродни удачи в лотерее! Очередь на месяцы вперед. Понятно, что врач один и у него 2 руки, и его трудовой день строго нормирован, и он, как и все люди уходит в отпуск, а иногда может и прихворать. Но что, например, делать осужденному с острой зубной болью да в условиях зоны? На практике терапевт выдает анальгин или ибупрофен и учит ждать. Т.к. ждать приходится долго, то вы можете представить, что через недельку-другую творится во рту у человека-чиполлино. Через месяц-другой, чтобы сохранить не зубы, а жизнь, бедолагу вывозят в городскую поликлинику, что возможно только в чрезвычайных случаях. Колония вынуждена согласовывать эту процедуру через ДИН, чтобы выделить в дорогу конвой, состав которого на время визита к стоматологу становится самыми близкими людьми: охранника и арестанта разделяет лишь длина цепи на наручниках.

ЕДА: ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!

Но не только о плохом хочу упомянуть. Если сопоставить нынешнюю пищу с едой из 90-х – это небо и земля! Не уверен, что часть сидельцев так питаются на воле. В свое время главнокомандующий сообщил, что в рационе ЗК есть колбаса. И действительно, порой каши приправляют вареной колбасой в виде фарша. В обед появился кисель и куриные яйца. Иногда присутствует в рационе и рыба: пока в рыбном супе. Прекратились имевшие место в 90-е голодные обмороки. Сегодня я получаю корреспонденцию из многих лагерей Беларуси и России, и ни в одном письме мне никто и никогда не сообщал о скудности рациона.

ЗАКУПЫ: ДАЙТЕ БЕЛОРУССКОЕ!

В каждом исправительном учреждении есть минимагазин (ларек), где при наличии денег на счету можно приобрести необходимое. Вопросами маркетинга и ассортимента администрация не заморачивается: порой кажется, что это не магазин, а утилизатор. Осужденные от безысходности «тарятся» непонятными консервами полулегальных российских фабрик, о качестве выпускаемой продукции коих лучше умолчать. Почему там нет отечественных производителей? Осужденные граждане с удовольствием бы поддались призыву «Купляйце беларускае!». Да и цены удивляют своей величиной, куда только ДИН смотрит, ведь зековский чек имеет финансовые рамки! Зачастую ходовых товаров имеется ограниченное количество, а отоваривают в день 4 отряда, по установленной очереди, и последний по очереди отряд видит только ценники на витрине.

РАБОТА: ХВАТИТ ПОКАЗУХИ!

Для отчета перед ДИН рапортуют о 100% трудозанятости и о том, что всех осужденных выводят на работу. На самом деле это далеко не так: работают 30-40%, остальные осужденные просто проводят время на территории промышленной зоны, занимая себя хождением, приседанием, отжиманием и болтовней в раздевалках. Порой мастера, запугивая написанием рапортов, предлагают высокоинтеллектуальный труд в виде разбора противогазов или ощипывания от дерматина утеплителя. И пока показуха-статистика будет требовать не важно какой, но 100% занятости, до тех пор братья в робе будут продолжать всячески ловчить и уклоняться от дурной работы.

УЧЕБА: КУДА ПОДАТЬСЯ?

На территории колонии имеется училище (лицей) по обучению ограниченного количества людей профспециальностям, но многие в колониях имеют более серьезный потенциал. Почему не дать возможность отучиться дистанционно в вузе или освоить тестирование на компьютере? Человек, выйдя на свободу и имея диплом и знания, лучше пройдет адаптацию к нормальной жизни.

Ощущается отчуждение общества к сидельцам. Освободившиеся из МЛС чувствуют себя невостребованными. И здесь на месте ДИНа важна работа на примерах: привозить в колонии вчерашних преступников, тех, кто в корне изменил свою жизнь и добился успехов. Пусть приезжают в колонии общественные организации, правозащитники, коллективы, советы матерей и т.д., пусть общаются и работают с осужденными в группах и индивидуально при отсутствии местной администрации, т.к. за неудобные вопросы и рассказы начальники осужденных будут карать: водворяя в ШИЗО или лишая свиданий.

По итогу пусть ДИН перейдет хоть под союз предпринимателей. Главное, чтобы система выполняла свои функции: исправляла людей. А не создавала моральных инвалидов, превращая их заодно еще и в бесхребетных тварей.

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить