Антинаркотическая борьба: преступники и жертвы (видео)

Число осужденных по наркотическим статьям в Беларуси стремительно растет: если в 2013 году 2493 получили сроки за наркотики, то уже в 2015 году их количество увеличилось до 3929 человек. 9 тысяч человек осуждены за оборот наркотиков, и только единицы из них – наркоторговцы. Осужденные и их близкие уверены, что причиной всему — показательная борьба с наркотиками.

shoo13

В Беларуси выбраны репрессивные методы борьбы с наркотиками, считает «Материнское движение 328», объединяющее матерей, жен, родственников осужденных. Несовершенные следственная и судебная системы, существенные пробелы в законодательстве, вседозволенность в нарушении уголовно-процессуального кодекса привели к отсутствию такого понятия, как «презумпция невиновности». А показательная борьба с наркотиками превратилась в настоящий геноцид, направленный против молодого поколения Республики Беларусь.

Сухая статистика бросает в дрожь:

2013 год: число осужденных — 38479, осужденных к лишению свободы — 8912, осуждено за наркотики — 2493, оправдано – 172;

2014 год: число осужденных — 40 617, осужденных к лишению свободы — 10908, осуждено за наркотики — 3471, оправдано – 99;

2015 год: число осужденных — 43 420, осужденных к лишению свободы — 13587, осуждено за наркотики — 3929, оправдано – 80;

2016 год, 1-е полугодие: всего осуждённых – 22028, осуждённых к лишению свободы – 6684, осуждено за наркотики – 1847, оправдано – 44.

Число осужденных нарастает, количество наркопреступлений не сокращается. Так правильный ли путь выбрало беларуское государство?

Государство сняло с себя ответственность за распространение наркотиков, когда они продавались в свободном доступе в магазинах под видом курительных смесей с торговым названием «спайс», переложив ее на потребителей этих «спайсов». Власти выбрали путь изоляции наркозависимых от общества с присвоением им статуса изгоев.

В реальности 80% так называемых «наркоторговцев» – это потребители наркотических средств, впервые преступившие закон, жертвы сфабрикованных уголовных дел, осужденные на сроки от 8 до 15 лет. Это молодые люди в возрасте от 14 до 25 лет, лишенные будущего, выброшенные государством за пределы социальной адаптации. Реальные наркоторговцы, поставщики наркотиков на территорию Республики Беларусь, владельцы интернет – ресурсов, продолжают свой бизнес, по-прежнему оставаясь неустановленными субъектами. Раскрываемость подобной организованной деятельности по распространению наркотиков сводится к единицам. Для выполнения показателей борьбы с наркоторговцами используются методы фальсификации уголовных дел и подмены борьбы с наркотиками борьбой с потребителями. Ведь за сухими статистическими данными (9 тысяч человек осуждены за оборот наркотиков) не видно, что лишь единицы из них являются наркоторговцами, а все остальные – потребители, жертвы провокаций и наркозависимости.

Как становятся «наркодельцами»

«Материнское движение 328» раскрывает основные схемы фальсификации уголовных на всех стадиях расследования. Выводы сделаны на основе реальных уголовных дел.

Основные фальсификации происходят на стадии предварительного расследования и носят исключительно обвинительный характер. Тому есть две причины: государственная политика, направленная на борьбу с распространением наркотиков, и личная заинтересованность сотрудников предварительного расследования в раскрытии именно особо тяжких преступлений – это даёт возможность карьерного роста, повышения звания и денежного вознаграждения.

Следствие добивается своего путем физического насилия (известны случаи применения пыток, издевательств, избиения); психологического насилия (устрашение, введение в заблуждение, обман, провокации, подлог, вербовка свидетелей обвинения).

Фальсификации стали возможны из-за несовершенства законодательства и обтекаемых формулировок ст.328 УК Республики Беларусь:

Часть 1. Незаконные без цели сбыта изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов наказываются ограничением свободы на срок до 5 лет или лишением свободы на срок от 2-х до 5 лет.

С экранов телевизора постоянно звучит, что употребление наркотиков в нашей стране не является уголовно наказуемым, в соответствии с международными нормами. Но обратите внимание: законодательством не предусмотрен размер минимального хранения для собственного употребления. Если в кармане потребителя будет изъят наркотик в количестве 0,001 грамма, он будет привлечен к уголовной ответственности за хранение. Если наркозависимый приобретет для собственного потребления наркотик в количестве 1-й дозы, он будет привлечен к уголовной ответственности.

Часть 2. Незаконные с целью сбыта изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов наказываются лишением свободы на срок от 5 до 8 лет.

Эта часть статьи не применяется в уголовной практике по двум причинам. Во-первых, она предусматривает оборот  только наркотических средств и психотропных веществ из Списка 5: гашиш, лист шалфея предсказателей, маковая соломка, марихуана, масло каннабиса, опий, семена розы гавайской, цветки и листья лотоса голубого. Во-вторых, посредством неоднократных провокаций со стороны следственных органов  (искусственно создаётся повторность эпизодов) легко переквалифицируется в часть 3-ю, даже если в незаконном обороте находятся растения, не признанные опасным наркотическим средством.

Часть 3. Действия, предусмотренные частью 2 настоящей статьи, совершённые группой лиц, либо должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, либо лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные статьями 327-329 или 331 настоящего Кодекса, либо в отношении наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов в крупном размере, либо в отношении особо опасных наркотических средств или психотропных веществ, либо сбыт наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов на территории учреждения образования, организации здравоохранения, воинской части, исправительного учреждения, арестного дома, в местах содержания под стражей, лечебно-трудовом профилактории, в месте проведения массового мероприятия либо заведомо несовершеннолетнему – наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет.

Вот она, самая популярная и востребованная часть статьи 328 у органов предварительного расследования, в просторечии имеющая название «народная». Часть статьи, предусматривающая одинаковое наказание за разные по степени тяжести деяния (как умысел на сбыт и сбыт наркотиков в учреждениях образования;  как сбыт разовой дозы и сбыт тонны наркотиков).

Как потребители становятся наркоторговцами

Умысел на сбыт. При обнаружении у потребителя наркотиков в обвинении сразу будет написано: приобретение с целью сбыта. Не обязательно иметь наркотик в крупном размере. Достаточно для доказательств целей сбыта посчитать размер значительным. Значительный размер наркотического вещества количественно не нормирован законодательством, и оценка его объёма полностью зависит от внутренних убеждений следователя и судьи. Таким образом, приобретение и хранение даже ничтожной дозы наркотика  квалифицируется судом  как  умысел на сбыт. Имел ли подозреваемый такой умысел, решается так же по личному убеждению органов предварительного расследования и судом. Подозреваемый лишается возможности доказать хранение наркотика для собственного потребления.

Действия в отношении особо опасных наркотических средств и психотропных веществ

Дело в том, что за исключением вышеперечисленных растений из Списка 5, в Беларуси все наркотики признаны особо опасными. Какой бы вид наркотика не был изъят, он оценивается как особо опасный,  к «хранению» добавляется понятие «умысел на сбыт», а действия задержанного квалифицируются по части 3 — как наркоторговля.

Между понятиями «лицо, ранее совершившее преступление» и повторностью эпизодов в одном уголовном деле и ранее совершенным преступлением.

Даже если у потребителя был обнаружен не особо опасный наркотик, например, марихуана, незаконный оборот которой предусмотрен частью 2-й статьи 328, то при повторности эпизодов (сбыт и хранение с целью сбыта) его действия подпадают под часть 3-ю статьи 328.

Сбыт, обвинение в котором основано только на показаниях одного заинтересованного в исходе дела свидетеля, с формулировкой «в неустановленное время, в неустановленном месте, и при неустановленных обстоятельствах». И этого достаточно.

Стадия судебного разбирательства

Суд носит характер формальный, с огромными нарушениями уголовно-процессуального закона и только обвинительного уклона. Такие понятия как «состязательность сторон, справедливость и законность» суду не известны. Все предъявленные ходатайства со стороны защиты отклоняются. Достоверными признаются только обвинительные  показания свидетелей, данные в ходе предварительного расследования. Если свидетель обвинения в ходе судебного разбирательства отказывается от обвинительных показаний, данных в ходе предварительного расследования, объяснив мотив и причину оговора, его новые показания, данные в суде, признаются недостоверными. Показания самого подозреваемого не подлежат оценке и всегда признаются недостоверными с  формулировкой «желал уйти от ответственности». Показания свидетелей обвинения – как правило, сотрудников МВД – так же не подлежат оценке, не нуждаются в совокупности других доказательств и всегда ложатся в основу обвинения наряду с личным убеждением судьи. Разве личные убеждения, а не доказанный факт совершения преступления, должны ложиться в основу приговора?

Карательная инициатива судов имеет место и в случаях вынесения наказания, выше запрашиваемого стороной обвинения, никак не мотивируя в приговоре своего решения, что исключает принцип состязательности сторон в судебном процессе.

Сами тексты приговоров отличаются юридической и грамматической безграмотностью, подчёркивая некомпетентность сотрудников судов и слабое владение законодательством  со стороны судей. Процессуальные сроки не соблюдаются в силу загруженности судов и по халатности сотрудников.

Стадия апелляционного производства

Жалоба на приговор, не вступивший в законную силу. Апелляционное производство в нашей стране пришло на смену кассационному производству в марте 2016 года. Поменялось название, и расширились полномочия суда второй инстанции. В действительности ничего не изменилось, и данная инстанция отсутствует, как таковая. 99% дел не рассматриваются, приговор остается без изменений, на нарушения уголовно-процессуального кодекса никто не обращает внимания. Приговор вступает в силу. Из всех вариантов надзорного производства надежда остается только на Верховный суд. Все, кто столкнулся с обвинением по уголовному делу, прекрасно знают, что в стране существуют только 2 инстанции: предварительное расследование и Верховный суд. Остальные носят формальный характер.

«Наркоторговцам» в Беларуси устроили настоящий террор

28 декабря 2014 года выходит Декрет №6 Президента Республики Беларусь «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». Деятельность государственных органов в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков свелась к вседозволенности и новой волне фальсификации новых уголовных дел, чтоб показать эффективность действия Декрета. С введением понятия «аналоги наркотических веществ» госорганами выбрана стратегия работы на опережение, как итог – появление осужденных за оборот веществ, еще не включенных в Перечень запрещенных.

Этим же Декретом Совету Министров Республики Беларусь поручено создать отдельные исправительные учреждения для лиц, осужденных за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, а также по обеспечению раздельного содержания таких лиц и других осужденных в иных исправительных учреждениях.

Президент поручил силовикам создать суровые условия пребывания в исправительно-трудовых колониях для тех, кто осужден за незаконный оборот наркотиков. Его позиция — только так можно добиться результата в борьбе с наркотиками. О том, что «наркоторговцам» в Беларуси устроят настоящий террор, Александр Лукашенко откровенно заявил на совещании 4 декабря 2014 года: «для них надо создать такие условия в местах отбывания этих сроков, чтобы они, я вам прямо скажу, смерти просили».

Такая цель уже отчасти достигнута (зарегистрировано несколько случаев суицида), но репрессии в отношении осужденных за наркотики продолжаются. Еще больше ужесточается порядок отбывания осужденных в местах лишения свободы. Это касается бытовых условий, дисциплинарной практики и механизмов условно-досрочного освобождения. Морально-бытовые условия для этих лиц гораздо хуже, чем для других осужденных. Заключенные по наркотическим статьям имеют отличительный нагрудный знак другого цвета, а за незначительные нарушения дисциплины лишаются положенных по режиму свиданий, передач, звонков. К ним не применяются нормы условно-досрочного освобождения.

Исправительные учреждения переполнены заключенными по наркотическим статьям. Нормы жилой площади на одного осужденного, предусмотренные законодательством, не соблюдаются. Многие не выдерживают такого режима содержания и пытаются покончить с собой.

Просчитало ли государство последствия такой борьбы?

Беларуская праўда

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить