Мать осужденного за наркотики в Гомеле: Такое ощущение, что белорусская нация уничтожается.

Сильные Новости – Гомель сегодня

Мать осужденного за наркотики в Гомеле: Такое ощущение, что белорусская нация уничтожается.
Таццяна Канеўская

В Беларуси около 30% всех осужденных к лишению свободы — заключенные за наркотики, а 328 статью стали называть «народной». Почти два года назад сроки заключения за хранение и распространение наркотиков увеличились почти вдвое. Максимальный срок — 15 лет.

10 марта этого года сын гомельчанки Татьяны Каневской Александр получил 8 лет за распространение наркотиков. Женщина сразу вступила в общество «Материнское движение 328» — инициативу, которая добивается пересмотра дел своих родственников, осужденных за наркотики и смягчения наказания.

— Татьяна, расскажите, пожалуйста, обстоятельства, при которых сын совершил правонарушение.

— Мой сын курил марихуану, он в этом признался. Однажды у сына появился новый друг. Вскоре он предложил обмыть зарплату, купили пиво, потом — более крепкие напитки. Друг предложил сыну покурить и спросил, есть ли у него, где взять. Сын ответил положительно, и они вместе пошли к продавцу. Но у сына денег не было, друг ему одолжил. Сын поднялся в квартиру, приобрел 3 гр. марихуаны, они дошли до остановки, где их задержал ОМОН. Сашу отвезли в СИЗО, а друга отпустили. Думаю, что друг был провокатором. Суд длился 9 месяцев. Мурыжили, мурыжили.

— Расскажите, как проходил суд?

— В деле фигурировала группа лиц. Судили 7 человек, 4 человека — за хранение наркотиков, у одного была плантация конопли и еще один — продавец. У того, который продавал, покупали все четверо. Один из них — мой Саша. Того, который сажал, я не знаю. В клетке на процессе сидело 3 человека: тот, который сажал, который продавал и Саша. Все остальные были под подпиской о невыезде и сами приходили на суд. Одна из семерых была девушка: она убежала, неизвестно, где сейчас. Судили троих по первой части — хранение, им дали по 2 года химии или домашнего ареста, свободное поселение, они дома, но должны приходить отмечаться. Тому, кто сажал плантацию и у него мешками забирали коноплю, дали 6 лет. Тот, кто продавал, уже имел 2 года условно по этой же статье, ему дали 10 лет. И моему сыну дали 8 лет. У меня много вопросов, которые я бы хотела задать судьям и милиционерам.

Мать осужденного за наркотики в Гомеле: Такое ощущение, что белорусская нация уничтожается.
— Был ли у вас адвокат и была ли от него реальная польза?

— Адвокату отдала 30 млн, пользы никакой. Они даже не хотят ее слушать, хотя она говорила дельные вещи, но никакой реакции. Она говорила, что идея пойти купить была друга, деньги были друга. Они расписали это так, что сын, якобы дважды поднимался, покупал, один раз для себя, второй раз — для друга. Адвокат пыталась доказать, что было совместное употребление. Даже в приговоре не звучал мотив, ведь он должен быть «ради прибыли». У меня было ощущение, что судья Советского района Сытько постоянно приходила выпившей. Все 9 месяцев, как в тумане, первый раз с этим столкнулась, у меня 4 сыновей, младшему — 8 лет. Смысла в адвокатах я не вижу. Вот отдала 30 млн и все. Взяла кредит, одно заседание обходилось 1.5 млн. Были заседании по 15 минут, пришли, одну бумажку почитали — 1.5 млн плати, не пришли свидетели — заново плати.

— Какие впечатления у вас от суда и СИЗО?

— Вот то количество, которое сейчас сидит в СИЗО… Сложилось такое впечатление, что это целенаправленное уничтожение нации. Ведь преимущественно там сидят по наркотической статье. Я разговаривала с матерями, и у всех одна и та же проблема. Мама парня, которого осудили на 10 лет аплодирует, что ему дали 10, а не 15. Может нашему правительству кто-то заплатил? Судьи бездушные, они вообще не слушают. Характеристики не учитываются, что в первый раз не учитывается. Который сын распространитель? Что и кому он распространял? Почему они не слышат, не знают, что происходит? Может Лукашенко уши затыкают, когда об этом говорят. Судьи же не одного моего Сашу осудили, они практически уничтожили семью, потому что я, мой муж, мои сыновья — в шоке все. Вот эти 9 месяцев следствия выбита из колеи целая семья. Думает об этом Лукашенко? Или он напоследок решил просто белорусов уничтожить?

— Что вы теперь будете делать? Как-то будете бороться за сына?

— После приговора в голове водоворот вопросов: куда теперь обращаться, жаловаться на то, что суд был необъективен, неквалифицированный? Очень много было нарушений при рассмотрении. Такое ощущение, что сына умышленно подводили к третьей части 328 статьи. Сначала их задержали как потребителей по части 1. Почему позже переквалифицировали в часть 3?

10 марта мой сын получил 8 лет, на следующий день я вступила в общество «Материнское движение 328». Там для регистрации попросили прислать письмо сына из СИЗО. Я прислала, меня приняли в общество. Стали меня там расспрашивать, рассказали о своей деятельности. Всю жизнь я себя считала сильной женщиной, а сейчас не знаю, куда бежать. Зачем уничтожается белорусская молодая нация? Там сидит рабочая сила. Я не остановлюсь однозначно. Я готова и на крайние меры: сошью себе большую рубашку, пойду под дом правительства, чтобы меня услышали.

Лариса Щирякова, фото автора, Гомельская Вясна

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить