Матери 328 об изменениях в «наркотической» статье: «Власти нас опять обманули».

 BELSAT 

Спустя полгода дискуссий, встреч и протестов депутаты Палаты представителей внесли изменения в «наркотическую статью». В двух из пяти частей статьи 328 нижнюю границу ответственности уменьшили на 2 года. Инициаторы дискуссии с властями называют эту меру символической.

Прошел третий день голодовки группы женщин, которые добиваются пересмотра дел своих детей.

«Сидят в основном хорошие дети, образованные. Там около 70% детей «с университетами», – рассказывает Людмила Кулинич, голодовщица, Движение матерей 328.

Палата представителей во втором чтении приняла поправки в особо тяжелую (что видно по срокам) «наркотическую» статью.

Количество лет заключения по статье 328:
  • Часть 1. Без цели сбыта: 2-5
  • Часть 2. С целью сбыта: 5-8 (будет 3-8)
  • Часть 3. Должностное лицо или группа: 8-15 (будет 6-8)
  • Часть 4. Организованная группа: 10-20
  • Часть 5. Доведение до смерти: 12-20

На 2 года опустили нижний порог во второй и третьей частях статьи. Женщины из «Материнского движения 328« добиваются ослабления санкций вдвое и отмечают:

«Снижение планки нижнего срока не коснется никого. Верхняя планка же не изменилось. Суды выносят решения чаще всего по верхней планке. Поэтому то, что они сбросили эту нижнюю планку, – ноль изменений. Нас власти снова обманули», – говорит голодовщица Алла Берналь, Движение матерей 328.

Влияли на решение министерства юстиции, здравоохранения, образования и внутренних дел. Департамент исполнения наказаний, Следственный комитет, Генпрокуратура и Палата представителей. Инициаторы смягчения уголовной ответственности писали письма, жаловались, протестовали, ездили на встречи с чиновниками… Некоторые из них – на стороне женщин.

Депутат Палаты представителей Анна Конопацкая:

«Если мы говорим о школьниках, мы должны помнить, что это наше будущее поколение. Поэтому мы должны жестко квалифицировать все признаки состава преступления. Здесь безусловно нужно менять практику и убирать такую формулировку как «намерение на сбыт».

Жестко наказывать, цитата, «за наркоту» приказал руководитель государства.

«У нас на суд в качестве свидетеля приходит оперативный работник. Он работает на суд, на власти. Но никто не обращает внимание на то, почему этот человек начал употреблять», – рассказывает Алла Берналь, голодовщица, Движение матерей 328.

Молодежь входит в мир наркотиков с улицы. Рекламой спайсов, спидов и других веществ пестрит городская инфраструктура. Поэтому участница Движения матерей Светлана Лавриненко призывает:

«Дорогие мамы, мы вас любим, поймите нас правильно, мы против наркотиков! Берегите своих детей, так как до сих пор идут наркотики – килограмм за килограммом».

Те, кто завозит наркотики, в новостные ленты МВД попадают редко.

«Чиновники выбрали только 2 и 3 части статьи 328. А что с ч. 4 и ч. 5? По большому счету «наркобарыг» по этим частям за решеткой нет. Только обычные потребители», – говорит правозащитник Станислав Цибинский.

Также только первые три части «наркостатьи» попали в список амнистий. Сроки заключения уменьшат на год взрослым лицам и на два – несовершеннолетним. Но и там – по индивидуальному подходу…

«Согласно статье человек подпадает под амнистию, но могут сказать «нарушал условия содержания и так далее и тому подобное. Такой подход индивидуальный может провоцировать наших начальников исправительных учреждений иногда сводить личные счеты», – говорит Елена Анисим, депутат Палаты представителей.

Голодающие просили амнистии всех без исключения несовершеннолетних, заключенных на долгие годы по первым четырем частям 328 статьи.

Более года они всячески добиваются встречи с президентом. Голодовку объявили бессрочной.

Говорит Людмила Кулинич, голодовщица, Движение матерей 328:

«Я хочу посмотреть Александру Григорьевичу в глаза и спросить:
«Как президент Беларуси допустил, что более 17 тысяч детей находятся в заключении, а не на свободе?» Это же он допустил это!»

Юлия Тельпук / ИР

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить