Вся Беларусь как Остров 328

 TimeAct 
Вся Беларусь как Остров 328

На минувшей неделе представители учреждения «ТаймАкт» съездили в деревню Остров Пуховичского района, чтобы поддержать женщин из «Матчынага руху 328» в их настойчивых и самоотверженных действиях для гуманизации антинаркотического законодательства и стремлении спасти молодежь от вовлечения в наркотическую зависимость, а также неоправданно жестоких, бесчеловечных репрессий и фальсификаций.

Первый вопрос, который мы задали женщинам, голодающим в этот день в Острове – какова цель их акции? Неужели они действительно, как это звучало в некоторых публикациях, настаивают на встрече с Александром Лукашенко и, главное, надеются на позитивный результат от такой встречи? Или уже забыли авторство слов «Чтобы они там смерти просили!»

Однако матери заявили, что своей акцией рассчитывают содействовать созданию площадки для диалога всех заинтересованных – родителей заключенных, законодателей, правоохранителей, сотрудников судебных органов, а также профильных негосударственных организаций – для того, чтобы по итогу была сформирована комиссия по пересмотру приговоров по 328-й статье.

Проблема незаконного оборота наркотиков очень сложная и многогранная, простого её решения не может быть по определению. Нет сомнений, что за вовлечение в наркозависимость, за организацию контрабандных потоков наркотиков и торговли ими карать нужно сурово. Однако давайте вспомним, много ли мы слышали о рассмотренных белорусскими судами резонансных делах, когда обвинялись действительно крупные «игроки» — наркопоставщики и наркоторговцы? Вспоминаются буквально один-два случая: когда судили группу из 17 человек, в состав которой входили действующие и бывшие сотрудники силовых структур. Ну и недавнее сообщение, когда крупнейшая в истории страны нарколаборатория была обнаружена в деревне под Минском. Суровые приговоры фигурантам таких дел ни у кого, наверное, не встретят неприятия.

Совсем иное дело, когда сроки 8-10-15 и даже более лет получают пацаны и девчонки. Можно ли представить, чтобы тысячи юных людей в возрасте 16-22 лет на самом деле были наркобаронами, формировали организованные преступные группы-наркокартели? То есть стали в своем юном возрасте такими опасными для общества преступниками, что заслужили, чтобы это общество через механизм правоохранительно-судебной системы сломало им и их родным жизни? Такие бесчеловечные наказания выглядят необоснованно жестокими еще и потому, что в приговорах сплошь и рядом мелькают фразы «в неустановленное время», «в неустановленном месте», «с неустановленными лицами»… Вся эта юридическая неопределенность при рассмотрении нормальным независимым судом должна бы стать основанием для оправдания за недоказанностью, но в наших реалиях судьи на голубом глазу при таких вот «доказательствах» признают и сбыт, и особо крупные размеры, и участие в организованных преступных группах…

Причин такой ситуации немало, среди них и та, что следователи в нашей стране системой поощрений и карьерного роста мотивированы на искусственное утяжеление статей. Однако важнее, наверное, то, что де-юре независимые суды де-факто стали механическими придатками бездушной и неоправданно жестокой карательной машины. По меткому выражению Александра Логинова, «судьи поставлены на уровень нотариусов, которые печатями судов заверяют решения чиновников МВД и других высокопоставленных лиц».

Эта карательная машина упорно не хочет признавать свои ошибки и уж тем более исправлять их. Депутаты, рассматривая предложения по смягчению статьи 328, приняли всего лишь косметические изменения. Так называемый акт гуманности – закон об амнистии – тоже, как сообщается, коснется лишь малой части осужденных по ст. 328, и то в основном речь идет только о возможном сокращении сроков на 1-2 года.

Так что при всем разнообразии событий и мнений по затронутой теме мы полагаем, что с матерями нужно согласиться в главном: наше государство действует в отношении молодежи не как строгий, но справедливый и заботливый учитель, а как жестокий, своенравный, бездушный мстительный жандарм.

Подчеркнем, что ни одна из участниц голодовки, с которыми мы побеседовали, не утверждает, что её ребенок ни в чем не виноват. Женщины признают, что их дети нарушили закон; материнский протест вызывают нереально огромные, неадекватные содеянному сроки лишения свободы.

Женщины решили использовать один из немногих доступных им мирных способов привлечь внимание общества и государства к проблеме неадекватных репрессивных действий силовых структур по отношению к парням и девушкам, нарушившим антинаркотическое законодательство.

Матери заключенных по 328-й статье молодых людей, их родные и близкие, как никто другой, чувствуют эту жестокость, бездушность государства, эту вопиющую несправедливость. Что остается делать им, чтобы достучаться до лиц, реально принимающих в нашей стране решения? Чтобы их услышало и поняло общество? Чтобы вся Беларусь не превратилась в Остров 328?

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить