Для чего в судебном процессе ничего не ведающий педагог?

 Наш Дом 

В суде Минского района начался очередной «наркотический» процесс против трех арестованных 01 ноября 2018 года детей (еще во времена руководства МВД генералом И.Шуневичем).

Детей продержали в следственном изоляторе восемь месяцев.

На момент ареста им было 15, 16 и 17 лет.

Статус несовершеннолетних остался у отроков и на начало судебного процесса (04 июля 2019 года).

Ребятишки прописаны, проживают и учатся (учились) в столичных школах и колледже. Однако судит их Минский районный суд.

В связи с этим процесс начался со скандала.

Социальный педагог назначен из Самохваловичской школы, которая детей до суда не видела. У нее отсутствуют даже характеристики на обвиняемых, сидящих в клетке, предназначенной для хищных животных.

Оказывается, для социальных педагогов установлен график дежурства в суде. Как для дежурных адвокатов.

У дежурного социального педагога нет инструкции о правах и обязанностях в суде. Она до начала процесса не ознакомилась с материалами дела.

И о чем такой педагог будет говорить в суде?

Права и обязанности социального педагога (статья 62 УПК):

  • педагог (психолог), участвующий в допросе несовершеннолетних обвиняемых, является специалистом;

Имеет право:

  • задавать вопросы участникам следственного действия;
  • знакомиться с протоколом следственного действия, судебного заседания и делать замечания;
  • подавать жалобы на действия органа, ведущего уголовный процесс;
  • заявлять ходатайства.

Обязан:

  • Участвовать в производстве процессуальных действий.

В первый день судебного заседания сидящих в клетке мальчишек не кормили обедом. В районный ИВС из суда их привезут уже после завершения ужина.

То есть, целый день несовершеннолетних обвиняемых морили голодом.

Прапорщик-охранник, несмотря на слезы матерей, категорически отказал даже в передаче через прутья решетки шоколадки. И лишь после того, как правозащитник «Нашего Дома» пригрозил данному сотруднику МВД Гаагским трибуналом за не обеспечение подсудимых пищей — «смиловался» и разрешил мамам передать шоколадки.

Арест детей проводили дичайшим (обычным для Беларуси) способом.

В квартиру врывались порядка десятка молодчиков И.Шуневича. Физически не допуская родителей, без адвоката и, уж тем более, педагога, запирали ребенка в комнате, заковывали в наручники, давили на горло (родители слышали лишь хрипы ребенка) несколько часов «выбивали» признательные показания. В частности, коды к компьютерной технике и телефонам.

И лишь после этого приглашали понятых для изъятия компьютеров и телефонов.

Продолжение судебного процесса объявлено на 05 и 08 июля 2019 года.

Валерий ЩУКИН

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить