В Беларуси амнистия не милосердие, а издевательство.

Источник

«Рождение» в Беларуси амнистии 2019 года происходило за пределами нормальной человеческой логики.

Началось все с принятия Закона в двух чтениях и двух парламентских палатах в один день (28 июня 2019 г.).

А далее… Закон забуксовал.

Подписан он был лишь через десять дней (09.07.2019г.), опубликован — спустя… аж месяц (25.07.2019).

И только на правовом интернет-портале. В печатных СМИ в этот день обнаружить Закон не удалось.

Даже в главной газете правящего режима «Советской Белоруссии».

О цели подобной пертурбации остается только строить догадки.

Официального разъяснения не видел.


Главное требование Общественного Движения «Матери 328» – освободить детей, которым на день ареста не было 18-ти лет, выполнено частично:
— Статья 1 Закона. Освободить от наказания несовершеннолетних;
— Статья 14 Закона. Под действие статьи 1 подпадают лица, совершившие преступление в возрасте до восемнадцати лет.

По данным «Матерей 328» школьников, арестованных в детском возрасте, около сорока. Но часть из них под амнистию-2019 не подпадает (статья 11 Закона, поскольку осуждены по части четвертой (пятой) «наркотической» статьи.

Но и остальных школьников вопреки статьям 1 и 14 Закона могут не амнистировать. Это те, которые не прогибаются перед лагерным начальством или их матери пишут жалобы на следователей, прокуроров, судей, тюремную администрацию.

Амнистия не распространяется на детей, злостно нарушающих порядок, установленный администрацией ИК.

Злостный нарушитель — это осужденный ребенок подвергнутый взысканиям:
— выговор,
— внеочередное дежурство,
— лишение посылки от мамы,
— лишение свидания с родителями,
— водворение в изолятор (ШИЗО).

/статьи 112 и 117 УИК (Уголовно-исполнительный кодекс)

Амнистия, по определению, распространяется на всех лиц. Иначе — это не амнистия.

А в Беларуси амнистируют индивидуально по решению тюремной администрации (статья 22 Закона).

О том, что амнистированы будут не все несовершеннолетние, прямо гласит статья 8 Закона: освободить несовершеннолетних по амнистии в том числе от неотбытой части наказания сроком на два года.

Для чего в Закон вписали часть пятую статьи 328 УК непонятно.

Часть 5 действует лишь в отношении продавцов наркотиков, в случае смерти потребителя зелья.

Нет оснований и в применении части четвертой.

Поскольку ни один ребенок отправленный ведомством В.Сукало (Верховный суд) в колонии группу не организовывал, не руководил таковой и, тем более, не распределял между кем-то обязанности.

Это все делали работодатели из наркотических интернет-магазинов.

Но их-то в Беларуси не судят.

Дети лишь выполняли роль курьеров. В большинстве случаев не подозревавших, что находится в пакетиках, врученных для доставки.

Тем более ни один ребенок не использовал лабораторное оборудование.

Также неправомерно белорусские школьники осуждены по частям два и три наркотической статьи.

Курьерские обязанности выполняли в одиночку. И претензии белорусских «наркоборцов» за зелье в крупном размере предъявлять надо к работодателям из интернет-магазинов, а не зеленым пацанятам.

Автор против наркозелья, но, поскольку, в Беларуси употребление наркотиков преступлением не является, то как можно судить ребенка за то, что пакетик (или несколько) обнаружили в кармане или прикроватной тумбочке. Даже по части первой статьи 328 УК.

Почему ни один торговец зельем из известных (в чем не сомневаюсь) МВД магазинов, не осужден по части третьей статьи 328 УК за вручение наркотиков заведомо несовершеннолетнему?

А для кого написано примечание к статье 328 УК: Добровольно сдавшие наркотические вещества, активно сотрудничавшие со следствием — освобождаются от уголовной ответственности за данное преступление.

Практически все дети сотрудничали со следствием и указали места нахождения зелья, но никто не освобожден.


Чем думают в Министерстве внутренних дел, Следственном комитете, Прокуратуре, Верховном суде, обвиняющих и осуждающих пацанят за один пакетик наркотика в кармане по части 2 статьи 328 УК на восемь лет, в то время как контрабандисту за перевозку килограммов зелья максимальный срок семь лет?

Почему белорусскую молодежь, обвиняемую по части третьей статьи 328 УК, отправляют на нары на 15 лет, а за групповую контрабанду лишь на 12 лет.

Буду рад, если силовики опровергнут этот печальный факт белорусской действительности.

Валерий ЩУКИН

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить