Как молодые могилевчанки попадают «на зону» — роль милиции, слова президента.

Источник

Как молодые могилевчанки попадают «на зону» — роль милиции, слова президента.

Мы много писали о воспитательной колонии №2 для парней, где почти две трети осуждённых отбывают срок за наркопреступления. Теперь пришла пора рассказать, как в тюрьму попадают девушки – все они отбывают срок в Гомельской ИК-4.

Всего девушек и женщин, осужденных по «наркотическим статьям» в гомельской колонии, два отряда примерно по 100-150 человек (отряды №4 и №16). Девушки, осуждённые по статье 328 УК «Незаконный оборот наркотиков», ни с кем не контактируют, кроме своей среды, и никак не пересекаются с осуждёнными по другим статьям. В промзоне для них организовано швейное производство. Условия содержания там в бытовом плане неплохие. Единственное на что жалуются девушки – отвратительная еда: постоянно каша и рыба, суп чем-то воняет, а в картошке находят червей.

В январе нынешнего года в гомельской ИК-4 в помещении бывшей медчасти после ремонта было открыто отдельное общежитие на 15 комнат для женщин с детьми. В этом же здании организован спецучасток для содержания несовершеннолетних преступниц. Несовершеннолетних лишь один отряд, состоящий из десяти человек. Занимаются они плетением мочалок. И только три девушки из них осуждены по статье 328 УК. Среди них — могилевчанка Юлия Бельская. Но, обо всём по порядку.

ДВЕ ДЕРЕBНИ ДАЛИ 6 НАРКОПРЕСТУПНИКОВ

Чтобы узнать истории несовершеннолетних девчонок, которым государство отмерило по 8 лет колонии, корреспондент журнала о правах человека MSPRING.ONLINE отправился в ближайший могилёвский пригород – деревни Тишовка и Голынец. От этих населённых пунктов до города соответственно 1 и 6 километров. Всего из этого, как называют местные, «тишовского округа», по статье 328 УК «Незаконный оборот наркотиков» осуждены шесть человек.

Как молодые могилевчанки попадают «на зону» — роль милиции, слова президента.

Чтобы понять, как действует наркомафия, а милиция ей противостоит (либо не противостоит, – у нас остались сомнения), мы встретились с родственниками Даши Бондарковой. Два года назад эта девушка была осуждена по части 3 статьи 328 УК «Незаконный оборот наркотиков с целью сбыта, совершенный группой лиц» при странных обстоятельствах. На момент и преступления, и ареста – а это не одна и та же дата — ей было всего 17 лет. Тем не менее, приговор оказался суровым, даже по нижней планке – 8 лет колонии.

Эта история началась в декабре 2016 года, когда бывший одноклассник по тишовской средней школе предложил девушке и ещё одному другу съездить в Могилёв – погулять.

У одноклассника к тому времени в послужном списке уже были два передоза наркотиками, зафиксированные врачами (а это значит, что об этом знает и милиция). Но деревенских ребят такое реноме не пугает, у них не принято клеймить друзей.

Забегая вперёд, сразу скажем, что найти наркотики в Могилёве, как оказалось, не проблема. Закладку без труда дети обнаружили в районе регенераторного завода в Могилёве по улице Челюскинцев.

Именно там одноклассник попросил Дашу заказать порцию спайса 0,051 грамма с её телефона, сославшись на то, что его аппарат неисправен. Для этого он даже помог девушке скачать и установить нужный мессенджер и дал денег. Подростки сделали заказ, оплатили его через терминал и получили адрес закладки. Когда подошли к месту, парень вдруг попросил Дашу достать пакетик с наркотиком самой, так как у него якобы слишком толстые пальцы. Девушка согласилась, но в ответ вдруг отказалась передавать пакет ему.

Как молодые могилевчанки попадают «на зону» — роль милиции, слова президента.

И дальше началось самое интересное. У парня началась паника: он стал куда-то выбегать, кому-то звонить и требовать передать пакетик либо ему, либо их общему другу. Уже после ареста станет понятно, что это было нужно для привлечения всей компании к ответственности по части 3 статьи 328 УК. Пока Даша не передала пакетик, её можно было осудить лишь по минимуму первой части, а это совсем не интересно милиционерам. Кстати, сам одноклассник, помогавший милиции, отделается условным сроком – он до сих пор гуляет на свободе, а общий друг сядет потом аж на 10 лет.

СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ КАК БИЛЕТ В ТЮРЬМУ

Уже когда родственники девушки знакомились с материалами дела, выяснилось, что всё выше описанное было записано на видеокамеру, которая была навешена на одноклассника, давно находившегося на крючке у милиции. Всё произошедшее было оперативно-розыскным мероприятием под контролем милиции. Когда компания была задержана, никто не вызвал родителей девушки, никто не побеспокоился о наличии психолога, как того требует закон.

Не будем оправдывать Дашу за излишнюю доверчивость и неразборчивость в друзьях. Нас на данном этапе интересует другой аспект. С наркомагазином никто и не собирался бороться, никто не искал закладчика, никто не попробовал поломать отлаженный механизм оплаты зелья через обычный инфокиоск. Все прекрасно осведомлены, как в Могилёве покупаются наркотики, и, похоже, всех устраивает регулярная поимка несовершеннолетних в рамках оперативно-розыскного эксперимента.

И здесь на авансцену выходит оперуполномоченный Денис Карпенков, на тот момент 25-летний начинающий лейтенант. Это имя известно практически всем родителям города, чьи дети разбросаны по тюрьмам по статье 328 УК.

Среди них ходят слухи, что этот милиционер имеет некоторую степень родства с Николаем Карпенковым – бывшим командиром спецподразделения по борьбе с терроризмом «Алмаз», который в 2012 году стал начальником управления МВД по наркоконтролю и противодействию торговле людьми, а в данный момент занимает должность руководителя Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией ГУБОПиК в Минске. Правда, никаких доказательств нам они привести не смогли, но и опровергнуть их утверждение невозможно.

Отношения милиционера Дениса Карпенкова с шестью друзьями из Тишовки напоминают мыльную оперу. В Голынце рассказывают, как он ранее неоднократно приезжал на деревенские танцы в местный клуб. Жил он практически рядом, на “Рабочем” районе в Могилеве.

В клубе он даже поучаствовал в бытовой драке в результате которой сломал нос местному жителю Владимиру Гурееву. Позже последнему по какой-то причине не повезло в жизни. Он, конечно, обращался в милицию со сломанным носом, но история закончилась ничем. А чуть позже Гуреев был арестован за незаконный оборот наркотиков и сел на 10 лет. Злые языки видят причину в том, что родители парня были лишены родительских прав, воспитывала его одна бабушка и заступиться было некому. А Карпенков якобы обронил фразу, что посадит его. Так впоследствии и случилось. Вот он, тот самый клуб:

Как молодые могилевчанки попадают «на зону» — роль милиции, слова президента.

На этом сериал не кончается. Это лишь затравка. Ведь в декабре 2016 года, когда факт покупки наркотика был зафиксирован на видео, Даша Бондаркова не была арестована, что похоже на чудо. Что происходило между молодыми людьми – непонятно, но через два месяца лейтенант Карпенков, как рассказали нам, поздним вечером приехал к ней домой, подкараулил во дворе, избил и отвёз в отделение. Сегодня родственники осуждённой сетуют на то, что не знали ни о наличии правозащитников, ни о своих правах. Выглядит всё странно: около 23.00 сотрудник милиции забирает, применив силу, несовершеннолетнюю девушку возле её дома, родителей в известность не ставит, везет в участок и отпускает только в три часа ночи.

Позже выяснятся подробности: на ночном допросе он затребовал согласия Даши на участие в новом оперативно-розыскном мероприятии. Теперь уже ей он хотел навесить видеокамеру и требовал, чтобы она склонила кого-то из её подруг купить наркотик. При этом снова отметим, что речь о поимке организаторов схем продажи наркотиков даже не ведётся. А арестована девушка была только в апреле, то есть, через четыре месяца после совершения преступления.

В могилёвском СИЗО несовершеннолетняя Даша Бондаркова просидела восемь месяцев. В камере с ней постоянно находились от шести до восьми взрослых женщин, что является нарушением Конвенции ООН о правах ребёнка. Никакой скидки на возраст для девушки сделано не было. Суд над ней был почему-то закрытым. В СИЗО ей исполнилось 18 лет, и она была этапирована сразу во взрослую часть гомельской исправительной колонии №4. Она попала в четвёртый отряд, в котором содержатся 153 женщины. Девушка там – самая молодая узница. Чуть старше её ещё одна могилевчанка – Ульяна Голубцова.

ПРЕСТУПНИЦЫ-ПОДРОСТКИ

Особое внимание родители осуждённых обращают на то, как с детьми обращаются милиционеры. На суд, вспоминают они, девушек привозил конвой. А конвой состоял из 11 человек. То есть, двух «наркоманок» в наручниках везли в автозаке одиннадцать взрослых милиционеров. Примерно также судили и Юлию Бельскую.

Как молодые могилевчанки попадают «на зону» — роль милиции, слова президента.

Юлия Бельская – также жертва оперативно-розыскного мероприятия. Она тоже жительница Тишовки, как и её знакомый Олег Рагуев. Именно эти две фамилии милиционер называл Даше Бондарковой, предлагая склонить их к покупке спайса. Впоследствии всё так и произошло. После долгих уговоров, на тот момент 16-летняя Юлия Бельская согласилась купить закладку. За это она получила 8 лет колонии, а совершеннолетний Олег Рагуев отправился в тюрьму на шесть лет.

Рассказы односельчан рознятся. По одной из версий, Юлия Бельская из неблагополучной многодетной семьи, и ей никто не занимался, поэтому она стала жертвой милиции. Однако другие соседи говорят, что родители регулярно ездят на свидания на гомельскую женскую «малолетку» и привозят ей передачи. Все сходятся в одном: Юля из многодетной семьи, а это сегодня опасно.

Что же касается Дениса Карпенкова, то по свидетельству родственников осуждённых, он успешно делает карьеру. После посадки шести человек из «тишовского округа» ему присвоено звание старшего лейтенанта, и он стал уже старшим оперуполномоченным. Что касается продажи наркотиков, то через полтора года после этой истории, уже нынешней весной неустановленные лица расписали город адресом нового телеграм-канала, предлагающего наркотики. Кстати, коммунальные службы очень долгое время их не закрашивали.

И ГЛАВНОЕ

И главное – почему мы рассказали об этой истории. ГосСМИ со ссылкой на МВД распространили на прошлой неделе памятку «Что делать, если вы нашли наркотики?» Вот она:

Как молодые могилевчанки попадают «на зону» — роль милиции, слова президента.

Если вы случайно обнаружили тайник с запрещёнными веществами или увидели, как прячут закладку, милиция предлагает сразу звонить 102 и подробно обо всём рассказать, оставаться на месте и ждать правоохранителей, ничего не трогать и ни в коем случае не брать находку в руки. Но вот матери осуждённых уже оставили в соцсетях множество комментариев противоположного содержания.

Если ваш ребёнок нашёл закладку, нужно срочно звонить родителям. Иначе, если первой приедет милиция, ребёнок будет первым подозреваемым и ему предложат передать пакетик с наркотиком ещё друзьям, чтобы навесить статью посерьёзней. Ни в коем случае нельзя делать фото закладки на телефон – в этом случае вас сразу обвинят в том, что закладку оставили вы (закладчики реально фотографируют результаты своей работы и передают оператору).

Что же делать? Если вы увидели закладку, матери рекомендуют сделать вид, что вы её не видели. И бежать, бежать и бежать! «Сегодня так безопаснее, хотя и безнравственно…», — пишут они. Милиции не верит никто.

Кстати, а не об этом ли говорил президент Александр Лукашенко?

На совещании 20 августа 2019 года президент заявил:

— «У задержанных лиц отбирают образцы, в том числе оставленные ими уже при проведении процессуальных действий, а затем они наносятся на изымаемые предметы и вещи, что в дальнейшем при экспертном исследовании таких объектов «доказывает» совершение преступления заранее известным лицом. Прямой подлог и фальсификация! И таким людям место знаете где. Такие случаи выявлены в работе Центрального, Фрунзенского, Московского райотделов города Минска (видите ли, продвинутые в Минске, научились работать), а также Могилевского и Гомельского межрайотделов«, — заявил глава государства.

Могилев-Гомель
Саша Минько

  • Минчук:

    Есть вероятность, что Денис Карпенко может и не воспользоваться пенсией в 45..

  • >
    Пролистать наверх