Родные осужденных по самой суровой части «антинаркотической» статьи обратились к президенту

Источник

Участницы инициативы «Пикет-328», объединяющей матерей молодых людей, осужденных по «антинаркотической» ст. 328 Уголовного кодекса, просят Александра Лукашенко обратить внимание на дела тех, кто отбывает срок по четвертой — одной из наиболее суровых частей этой статьи УК.

К главе государства матери обратились через СМИ, освещавшие организованный ими пикет 29 ноября в столичном Киевском сквере. Уличными акциями они пытаются добиться от органов суда и следствия справедливой квалификации проступков своих детей. Матери не отрицают, что их дети виноваты, но не согласны с тем, что в их действиях были обстоятельства, позволившие судам приговорить их по более суровым частям ст. 328 УК.

На пикете участницы инициативы заявили, что в случае с их детьми суровые приговоры в основном выносились на основании показаний свидетелей, которыми выступали оперативные работники, а доказательной базы, которая бы позволила говорить о реальном умысле сбыть наркотики, фактически не было.

В качестве примера женщины привели ситуацию с ликвидацией на прошлой неделе в Ленинградской области крупной нарколаборатории, где в результате обыска было обнаружено 80 тонн прекурсоров наркотических средств, 5,8 тонны наркотического полуфабриката и более 2 тонн синтетического наркотика. В Беларуси, как считают активистки инициативы «Пикет-328», фигурантов этого дела судили бы именно по ч. 4 ст. 328 УК, которая предполагает незаконные действия с наркотическими средствами в составе организованной группы.

Вместе с тем они подчеркнули, что действия, за которые их детей осудили по этой части «антинаркотической» статьи, невозможно сравнить с действиями фигурантов вышеупомянутой истории.

Участницы инициативы приветствуют недавнее поручение Лукашенко проработать возможность помилования либо условно-досрочного освобождения осужденных за наркотики. Однако они считают, что этот акт гуманизма едва ли затронет конкретно их детей, поскольку большинство из них были осуждены в 2015—2016 годах на сроки от 14 до 19 лет, а, по их информации, на амнистию могут рассчитывать те, кто уже отбыл половину срока наказания.

Именно поэтому активистки настаивают на том, чтобы дела их детей были пересмотрены, а приговоры назначены по справедливости, в соответствии с тяжестью проступков, которые, как убеждены матери, никак не могут квалифицироваться по ч. 4 ст. 328 УК.

Захар Щербаков, БелаПАН

>
Пролистать наверх