Обман-328. Власти в очередной раз обвели вокруг пальца матерей, чьи несовершеннолетние дети осуждены за наркотики.

Источник

Обман-328. Власти в очередной раз обвели вокруг пальца матерей, чьи несовершеннолетние дети осуждены за наркотики.

Полгода они ждали решения о персональном помиловании из президентской администрации, и накануне выборов получили отказ.

13 декабря прошлого года при посещении Белорусского государственного медицинского университета Александр Лукашенко пообещал, что в ближайшее время будут внесены предложения о персональном помиловании лиц, осужденных по статье 328 УК «Незаконный оборот наркотиков».

Слова президента, прозвучавшие тогда, имеет смысл привести целиком:

«Я поручил, чтобы внесли мне предложения о помиловании таких людей. Персонально каждого человека рассмотрим и там, где можно, на поруки, как у нас говорят, родителям — приди, распишись, возьми. На особый контроль! Не дай Бог, опять попадут, то вместе с родителями пойдут в эту колонию. Такое жёсткое поручение. В ближайшее время, я так понимаю, оно будет внесено мне. Я пойду на помилование этих людей…».

Для помилования были выставлены два условия – первая судимость и ответственность родителей. Матери мгновенно оформили личные поручительства, собрали все необходимые бумаги – от приговора до характеристики из колонии, и ходатайства уже в январе массово полетели в адрес президентской администрации.

Прошло полгода и теперь также массово стали приходить ответы. Все отрицательные. Мы пока не нашли ни одной семьи, где ребёнок был бы выпущен на поруки.

Из всей массы осуждённых мы решили особо обратить внимание на судьбу трёх узников, за которых вступилась международная правозащитная организация Amnesty International – Василия Савченкова, Эмиля Островко и Владислава Шарковского.

Как нам удалось выяснить, родители Василия Савченкова, который до сих пор находится в бобруйской Воспитательной колонии №2 для несовершеннолетних, в последнее время свели к минимуму общение с активистками движения «Матери-328». Однако, руководство колонии стало относиться к ним лояльнее и даже стало приглашать на «дни открытых дверей».

Что же касается матери другого малолетнего узника, отбывающего срок в Бобруйске, но уже во взрослой ИК-2, то Юлия Островко подтвердила нам, что также получила отрицательный ответ на своё ходатайство:

«Там всего одна строчка – «в помиловании вам отказано» и всё, никто ничего не поясняет. Никакой мотивировки или обоснования в этих решениях нет», — говорит Юлия Островко.

Идентичный ответ имеется на руках и у Ирины Шарковской – мамы парня, который до ареста был перспективным спортсменом, но попав в СИЗО в семнадцатилетнем возрасте, потерял здоровье. Уже будучи под стражей Влад Шарковский перенес операцию: пришлось удалить нарост в горле, образовавшийся из-за инфекции.

Таким образом, власти продолжают старую игру. Они раздают обещания, сбивают протестные настрои родителей, успокаивают их, а потом просто тянут время. Хотя очевидно, что многие несовершеннолетние были приговорены к непропорционально большим срокам – неспроста ко многим были применены уже две амнистии.

Осуждённые же скоро отсидят более половины своего срока и будут иметь законную возможность попытаться выйти на свободу условно-досрочно. А некоторые отсидят от звонка до звонка. Получается, президенту верить нельзя?

Саша Минько

>
Пролистать наверх