«Складывается ощущение, что скоро сделают концлагерь для наркоманов»

Адарья ГУШТЫН naviny.by

Минчанин, который был осужден за распространение наркотиков, рассказал Naviny.by, как Беларусь оказалась во власти спайсов, сколько минеры зарабатывают на раскладке миксов и почему ужесточением наказания, по его мнению, проблему не решить.



«В Беларуси не утихает эпидемия спайса, — начинает свой рассказ Ярослав (имя изменено по просьбе собеседника. — ред.) — Зная, что на самом деле, а не по статистике МВД, творится на улицах, можно с уверенностью заявить, что дизайнерские наркотики («соли» и спайсы) и ацетилированный опий (бубки) полностью захватили рынок».

«Соль» покосила почти всех старых наркоманов

— Новые разновидности спайсов запросто могут убить с одной затяжки. И это не сплетни. На моей улице недавно так умер повидавший многое наркоман — от одной затяжки.

Спайсы, кроме сильной психической зависимости, вызывают длительную стойкую физическую ломку, сравнимую с ломкой от опиатов. Думаю, производители в погоне за сверхприбылью специально закручивают формулу. Знакомые наркоманы, которые пару месяцев употребляли последние разновидности спайсов, говорят, что даже через шесть месяцев организм не пришел в норму, и под вопросом, придет ли вообще.

Много официальных смертей плюс очень много смертей от болезней, сопутствующих употреблению спайсов и «солей» — отек легких, сердечная недостаточность, пневмония.

Если раньше спайс был в основном синтетической «травой» с непонятным последствием для здоровья (первые спайсы по эффекту были почти как марихуана), то теперь это субстанция просто убивает людей или делает их калеками.

«Соли»-порошки, аналоги различных стимуляторов — это вообще отдельный разговор…

У всех наркоманов под действием «солей» развивается неконтролируемая паранойя. Они бегают голыми по улицам, бросаются на прохожих, потому что видят в них опасность. Или часами сидят у окна и ждут, что вот-вот их задержит милиция. Многие ЧП, где водители скрываются от погони, или кадры, где наркоманы вскрывают друг другу животы в поисках жучков, — всё это происходит под воздействием «солей».

У всех «солевых» проблемы с сердцем, многим меняют сердечный клапан, люди сгорают за три-четыре месяца употребления. У нас на районе «соль» покосила почти всех старых наркоманов, а они по лет десять на опиатах сидели. Уверен, что во всех спальных районах Минска ситуация такая же.

Поэтому бубки сейчас считаются чуть ли не легким наркотиком, хотя это, конечно, не так.

Еще один важный момент — потребители «солей» не контролирую гигиену при инъекциях. В результате, когда «солевые» заезжают в колонии, чуть ли не у каждого находят ВИЧ. Также распространен гепатит.

Уверен, что за последние пять лет минимум 30% заражения ВИЧ на счету дизайнерских наркотиков. «Соль» провоцирует половые преступления, так как вызывает неконтролируемое сексуальное желание.

Минерам обещают по 3 тысячи долларов в месяц

— Классические наркотики в Беларуси зажаты очень сильно, стоят они в несколько раз дороже, чем миксы и «соли», поэтому действуют законы рынка. Уже целое поколение выросло на дизайнерских наркотиках, поэтому я уверен, что время от времени мы будем слышать о массовых передозировках и связанных с этим ЧП.

Первоначально дизайнерские наркотики расходились по миру из Китая в силу лояльного законодательства в сфере прекурсоров в этой стране. Но лет пять назад россияне сориентировались и начали сами синтезировать курительные смеси в промышленных масштабах. Уверен, что сейчас 85% дизайнерских наркотиков в Беларусь поступает из РФ.

Российские торговцы рассматривают нашу страну как один из своих регионов, ведь границ нет, так что караван смерти идет от производителей и крупных оптовиков по столицам. Может показаться невероятным, но сейчас в Минске могут запросто лежать килограмм сто наркотиков и ждать своего часа.

После доставки продавцы либо перепродают оптом, либо делают интернет-магазины на тематических площадках. Набирают обслуживающий персонал (операторы, минеры, пиарщики), делают бесплатные пробы за отзыв и начинают работу в сети. Попадает очень много молодежи. В интернете висят объявления, что требуется минер, платят от 3 тысяч долларов в месяц. Это огромные деньги, так что многие соглашаются. Они уверены, что раз работают бесконтактным методом (делают закладки), их не вычислят. Но это большое заблуждение.

За последние три года за преступления, связанные с наркотиками, в Беларуси было осуждено почти 10 тысяч человек (2013 год — 2470, 2014-й — 3471, 2015-й — 3929), что сравнимо с населением таких районных центров как Браслав, Чашники или Узда.

Наши правоохранители вскрывают самые анонимные схемы

— На сегодня белорусские правоохранители, которые занимаются борьбой с дизайнерскими наркотиками и бесконтактным методом их продажи, одни из лучших в мире. Они обладают отменными кадрами и ресурсами в IT, вскрывают самые анонимные схемы продавцов, чем бы те ни пользовались — секретные мессенджеры, VPN, +socks, закриптованные флешки с анонимными операционными системами и т.д., всё это успешно распутывается.

Недавний пример — задержали студентов, которые обучались по специальности «защита информации». Эти парни использовали все схемы анонимности, но, как и другие торговцы, не учли, что против них работают целые отделы, и что всё предусмотреть практически невозможно. Рано или поздно ошибешься на мелочи, но остановиться все равно сложно — из-за высокого заработка. Моральная сторона вопроса сейчас мало кого волнует.

Кроме того, в Беларуси довольно прогрессивное законодательство в сфере запрета новых веществ. Уверен, что сотрудники правоохранительных органов искренне хотят победить это зло, многое им действительно удается, но это лишь капля в море. Чисто физически они не смогут и 50% рынка закрыть, потому что уйдет один наркотик — придет другой, еще опаснее, с непонятными науке последствиями.

Как менялся наркотический рынок в Беларуси с начала 2000-х

— На самом деле именно запретами и ужесточением мы пришли к спайс-эпидемии. В Европе, например, кроме локальных вспышек отравлений, вообще нет такой проблемы, так как там доминируют классические наркотики.

Давайте вспомним начало 2000-х. В то время удалось сбить героиновую волну, характерную в то время для всех постсоветских стран. Потребители тогда выбирали наркотики растительного происхождения — марихуану, маковую соломку. Из синтетики — амфетамин, экстази, реже — героин, метадон.

Примерно до 2005 года ситуация была благоприятная. Был узкий круг наркоманов, гораздо меньше, чем раньше, в основном доминировала марихуана и клубные наркотики.

В конце 2005 года власти ужесточили законодательство и начали активную борьбу с наркотиками. Помню, как якобы за сбыт посадили много людей, которые хранили наркотики для употребления или помогали достать дозу другим. Статистику у нас любят.

Тем временем крупных наркодилеров задерживали редко. В результате на рынке произошел резкий рост цен на маковую соломку и другие опиаты. На их место пришел другой, не менее опасный наркотик — ацетилированный опий (бубки). Он был удобен для статистики — невысокий риск при передозировке, в отличие от других опиатов. Кроме того, он был легален, пока не приготовлен. Однако по здоровью он бил не меньше, чем героин. В то время бубковые наркопотребители считались чуть ли не низшей кастой. Забегая вперед отмечу, что сейчас бубки, по сравнению с дизайнерскими наркотиками, считаются чуть ли не благородным наркотиком, как кокаин в начале 2000-х.

Далее вытеснение классических наркотиков продолжилось, и примерно в 2008 году в Беларусь приехали первые синтетические каннабиноиды, которые были на тот момент легальными, поэтому многие наркоманы на них перестроились.

В 2009 году начался бум. Спайсы были везде — распространители раздавали визитки возле метро, в школах и университетах, несколько партий продавали даже в государственном магазине конфиската.

Законодатели прозевали этот момент. Распространителей задерживали, но через некоторое время вынуждены были отпускать, так как законом эти вещества не были запрещены.

В 2010 году появляется первая «соль» — мефедрон. По эффекту он был близок к экстази, по сравнению с нынешними солями раз в десять менее вреден, за что его очень полюбили наркоманы. Около 10 месяцев он считался легальным, потом его запретили, и вот тогда на рынок хлынул десяток новых «солей» — очень вредных, аналогов амфетамина, при этом в несколько раз дешевле.

Потом пошел поток психоделических веществ. И белорусские потребители, давно не видевшие такого ассортимента, начали ставить на себе опыты, пробуя новые и новые вещества, вред от которых был в разы сильнее, чем от классических наркотиков.

Бум этот продолжался до 2015 года, пока не был принят антинаркотический декрет. Сейчас передозировок стало меньше, но, по сути, структура наркотического рынка не поменялась, а значит, всплеск смертей и ЧП еще будет не раз.

В последние годы появились организации, которые действительно помогают избавиться от зависимости — центр «Исток» и «Анонимные наркоманы». Это не секта и не религиозная организация, помогают там бывшие наркопотребители. Кто, как не они, могут досконально знать эту среду?

«Если проблему нельзя решить, надо выбрать меньшее из зол»

— Ни в одной стране мира не удалось решить проблему наркотиков ужесточением ответственности. Китай, где за данное преступление предусмотрена смертная казнь, является мировым лидером по изготовлению дизайнерских наркотиков.

Думаю, через три-четыре года будет виден результат ужесточения наказания в Беларуси, но структуру рынка в лучшую сторону это явно не изменит. Зато в колониях будет куча молодежи со сроками больше 10 лет за то, что помогали достать наркотики другим потребителям.

Ужесточение режима содержания за наркотики — вообще какая-то дикость. Это коснулось огромного количества осужденных еще до изменения закона. Лишение свободы на столь значительный срок (до 15 лет колонии. — ред.), что может быть хуже? Складывается ощущение, что скоро сделают концлагерь для наркоманов.

А наказание за употребление привело к тому, что многие наркоманы боятся  даже в аптеку выйти за шприцем, из-за чего возможна вспышка заражения ВИЧ и гепатитом.

Любые наркотики, даже легальные, как табак или алкоголь — огромная проблема для общества. Но если ее невозможно решить, может быть, можно как-то контролировать, выбирая меньшее из зол?

naviny.by

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить

Подписаться на уведомления об обновлениях на сайте в Telegram  
Не забудьте в открывшемся окошке внизу нажать "присоединиться".