Биться об закладку

 СБ Беларусь Сегодня / Народная Газета 

 

С момента принятия Декрета № 6 “О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков” прошло более трех лет. За это время Беларусь стала единственной страной в Европе, которой удалось сократить уровень преступности в этой сфере и количество наркозависимых пациентов. Криминальный вал сбит, казалось бы, что еще нужно? Однако сегодня перед обществом стоят новые задачи: от количества перейти к качеству. Основной упор на уголовные дела в отношении крупных наркодилеров? По какому пути идти в плане совершенствования уголовного законодательства? Свое мнение высказали эксперты “Народной газеты”.


Жестко, но по закону

В  нашем обществе у многих сформировалось четкое убеждение, что МВД не только находит преступников, но и карает их. Для начала необходимо разобраться в принципиальных нюансах: расследует уголовные дела Следственный комитет, приговоры выносит суд. Наше подразделение отвечает за вопросы профилактики и пресечения наркопреступности.

Закон — это не игрушка, он не может всем нравиться и устраивать всех. Понятно, что осужденные, их родственники, друзья и близкие не приемлют те приговоры, которые оглашаются в залах суда. Вместе с тем считаю, что на сегодняшний день наше законодательство в вопросах определения ответственности за преступления, связанные с оборотом наркотиков, одно из самых эффективных в мире. Министерство было одним из разработчиков Декрета № 6, и мы детально анализировали опыт России, Армении, Казахстана, Украины. Хочу сказать, что в ряде европейских, азиатских стран ответственность за употребление и распространение наркотиков еще более жесткая, чем у нас. Думаю, все наслышаны про пример Китая, где наркодилеров (причем как мужчин, так и женщин) приговаривают к исключительной мере наказания. Там же, где государство на протяжении многих лет “либеральничало” с наркоторговцами, ситуация близка к критической. Не так давно Дональд Трамп предложил рассмотреть вопрос о введении смертной казни за торговлю наркотиками и психотропами. Это связано с тем, что в Америке уже 1 миллион только героиновых наркоманов, а еще 1 миллион — тех граждан, кто принимает наркотики по рецепту врача. В масштабах США — это уже эпидемия. Мы к этому хотим прийти? Ответ, полагаю, однозначный — нет.

Подход к проблеме, затрагивающей здоровье нации, должен ставить во главу угла вопрос не о количестве возбужденных уголовных дел или осужденных, а о степени наркотической угрозы. Нас интересует конечный результат: насколько спокойно стало жить в отдельно взятой стране, насколько улучшилась ситуация? Приведу несколько цифр, которые говорят сами за себя: в 2015 году на территории Беларуси зафиксировано 0,3 случая на 100 тысяч населения летальной передозировки наркотиками. В то время как в США — 16,1, в Великобритании — 6,6, в России — 4,4 случая. О чем это говорит? Наркоситуация у нас значительно лучше. В разы снизилось число несовершеннолетних, вовлеченных в наркопреступления, уменьшилось количество лиц, которые состоят на учете в наркодиспансерах. Количество молодых людей, осужденных за наркоторговлю, тоже снижается. На 1 января 2015 года в местах лишения свободы находилось 113 человек, не достигших возраста совершеннолетия и осужденных по “наркотическим статьям”. В 2016 году эта цифра равнялась 109, в 2017-м — 92. Наркопреступность среди несовершеннолетних упала за прошлый год в 1,7 раза: с 269 случаев до 161.

Что касается применения законодательства: не мы это определяем, но мы открыты к диалогу, мы понимаем, что есть определенное “социальное напряжение”, связанное с осужденными за наркооборот лицами. Именно поэтому мы призвали незарегистрированное официально общественное движение “Матери-328” сформировать инициативную группу, чтобы процесс совершенствования  законодательной практики сделать более открытым, более понятным для общественности. На последнем совещании в Национальном центре законодательства и правовых исследований обсуждался вопрос о возможном смягчении ответственности по части 2 (“Незаконные с целью сбыта изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка либо незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов”, наказывается лишением свободы на срок от 5 до 8 лет с конфискацией имущества или без конфискации) и части 3 (те же действия, предусмотренные предыдущей частью, но совершенные группой лиц, наказываются лишением свободы на срок от 8 до 15 лет) 328 статьи УК. Решение по нему законодатели планируют принять на весенней сессии.

Победить наркоманию невозможно, но можно значительно снизить ее угрозу для нации. И мы это делаем. При активном взаимодействии с учреждениями образования, здравоохранения, труда и социальной защиты и общественными организациями мы создали новый информационный ресурс pomogut.by. Основная цель — помочь наркозависимым и созависимым людям узнать все о болезни, с которой они столкнулись. В режиме реального времени зашедший на этот сайт человек может задать вопрос, как спасти себя, если столкнулся с передозировкой. Или выяснить, где находится ближайший центр реабилитации наркозависимых. Есть здесь и форум для общения людей, объединенных этой проблемой. В разработке пока находится вторая часть ресурса, целевая аудитория которой — дети. Планируем, что портал будет доступен в интерактивной форме и войдет в образовательный процесс.

Подытоживая, хочу сказать, что нашей приоритетной задачей неизменно остается пресечение каналов поставок наркотиков в страну, противодействие организованным формам наркопреступности. В свою очередь действующее законодательство позволило нам эффективно противостоять напору наркобизнеса извне и в кратчайшие сроки оздоровить наркоситуацию в стране. Беларусь перестала быть привлекательной площадкой для распространения синтетических наркотиков. Уменьшилось количество зависимых лиц, находящихся под наблюдением наркологов с 17 000 до 13 000 человек. Не гибнут от передозировок подростки. Имеет ли смысл поворачивать в этом вопросе назад?

Геннадий Казакевич, начальник главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД

А дилер — кто?

Любые законодательные нормы должны совершенствоваться на протяжении всего времени их применения, поскольку теория зачастую бывает слишком далека от практики.

В 2014 году я была одной из тех депутатов, которые голосовали за ужесточение законодательства в отношении наркопреступности. Однако за прошедшее время мое мнение по этому вопросу существенно изменилось. Приходится констатировать, что, несмотря на все предпринимаемые усилия, распространенность наркомании и наркопреступности в Беларуси, исходя из количества осужденных по статье 328 УК, по-прежнему высока.

И, как мне кажется, сложившееся положение явилось следствием не совсем правильной правоприменительной практики при квалификации преступлений по этой категории уголовных дел.

В течение 2016—2017 годов в нашу комиссию поступило более тысячи жалоб граждан на сложившуюся судебную практику, которая, по их мнению, не использует в полной мере имеющийся потенциал уголовного законодательства по делам о незаконном обороте наркотических средств. Большинство таких жалоб касались уголовных дел в отношении мелких распространителей наркотиков, чаще всего — спайсов. По этим делам, как правило, проходят подростки или молодежь, которых выявляют через сеть осведомителей (наркоманов с большим стажем). Мои коллеги на протяжении полугода работали в своих округах с гражданами, обратившимися за помощью и советом по этому вопросу. Мы промониторили десятки приговоров по данной категории уголовных дел и пришли к выводу, что в большинстве из них назначено наказание лицам, осуществившим одноразовую передачу наркотического средства “из рук в руки”. Причем во всех документах — как под копирку фразы: “В неустановленном месте, в неустановленный час…”. Грубо говоря, один потребитель “угостил” другого — и получил срок за сбыт. А это — от 5 до 8 лет лишения свободы. Собрались компанией покурить — могут получить от 8 до 15 лет, потому как — “преступление, совершенное группой лиц”. В то же время по-настоящему резонансных с точки зрения опасности для общества уголовных дел вроде “Дела семнадцати” — единицы.

Хочу сделать существенную оговорку. Я ни в коем случае не защищаю системных распространителей наркотиков и психотропов независимо от их возраста, они однозначно должны нести наказание по всей строгости закона. Но считаю, что для лиц, оступившихся впервые, особенно для несовершеннолетних, необходимо предусмотреть гораздо более либеральное и в то же время эффективное наказание, чем направление в колонию. Наказание, которое будет адекватно совершенному преступлению. На наш взгляд, требуется четкая дифференциация ответственности в отношении преступников, занимающихся контрабандой и торговлей наркотиками, и лиц-потребителей, одноразово сбывающих или передающих наркотические средства друг другу. На 1 января 2018 года в местах лишения свободы за преступления, связанные с наркооборотом, содержится около 6000 осужденных, многие из которых имеют первую судимость и совсем юный возраст (до 25 лет). Давайте ответим на вопрос: насколько опасны для общества юноша или девушка, которые впервые дали покурить спайс своему другу? Почему они получают 5—8 лет колонии, а пьяный за рулем, сбивший насмерть человека, — максимум 7 лет? Считаю, что это противоречит установленному принципу справедливости уголовной ответственности и наказания.

Правоприменителям следует и отрегулировать понятие “незаконный сбыт наркотических веществ” и не считать дилерами лиц, которые совершают совместные действия по приобретению психотропов или наркотиков с целью их дальнейшего совместного употребления. Эти люди нуждаются в качественном лечении и социальной реабилитации, а не в принудительной изоляции от общества на долгие годы в колонии, где находятся тысячи таких же, как и они, ребят. И где разговоры волей-неволей крутятся вокруг одних и тех же тем — спайсы, психотропы, цены на них.

Кроме того, имеет смысл в части 2 статьи 328 УК снизить нижний предел наказания в виде лишения свободы с 5 до 3 лет, по части 3 — с 8 до 6 лет лишения свободы. Не надо забывать о том, что в идеале осужденные по этой статье должны вернуться в социум полноценными гражданами. А ведь у человека, отсидевшего хотя бы 5 лет (не говоря про гораздо более длительные сроки), уже сильно утрачиваются социальные связи. Пытаясь здесь и сейчас побороть наркопреступность жесткими методами, мы не задумываемся про день завтрашний: что мы станем делать с этими шестью тысячами бывшими осужденными, вышедшими на свободу? За 7—10 лет мир поменяется кардинально, сумеют ли они найти себя в этом мире? Устроиться на работу, завести семью?

Наталья Гуйвик, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по законодательству 

Рекомендуем прочитать

Отправить ответ

1 Комментарий на "Биться об закладку"

avatar
7777
  Подписаться  
новые сверху старые сверху популярные
Уведомить
Светлана
Гость
Много правильных слов, однако не стоит забывать что есть разные “наркотики”. От конопли к примеру никто не умирает, она не вызывает тяжелую зависимость и многие прибегают к использованию спайсов потому что конопля не доступна. А наркоторговцам, естественно, проще завезти мешок концентрата он и более компактен и более дешевый чем натуральное сырье. Так что ответственность за множество передозировок лежит на гос политике. Следует ввести четкое разделение по дозам, если задержали продавца с 10 дозами и менее очень опасного наркотика то сначала домашний арест и воспитательные меры, если с 100 дозами то более серьезное наказание, если с 1000000 доз то и карать… Читать больше »

Подписаться на уведомления об обновлениях на сайте в Telegram  
Не забудьте в открывшемся окошке внизу нажать "присоединиться".