ИК-22: Бунт от отчаяния или отчаянный бунт?

 Платформа 

ИК-22: Бунт от отчаяния или отчаянный бунт?

События, произошедшие в ИУ «ИК-22» в ночь с 3-го на 4-е ноября , более известном, как «Волчьи норы», многие крупные СМИ поспешили окрестить, как бунт, произошедший одновременно во всех отрядах колонии, что якобы вынудило администрацию колонии прибегнуть к вводу на территорию колонии спецподразделений МВД и даже бронетехники.

«Платформа» проверила информацию о событиях в ИУ «ИК-22″и постаралась разобраться в событиях произошедшего.

Причины и следствие

Предысторией конфликта, давно назревавшего между осужденными и администрацией колонии, послужили систематические нарушения сотрудниками колонии законных прав и интересов осужденных, что выражалось в издевательском и грубом отношении некоторых представителей колонии к заключенным. Как подтвердили наши источники, оскорбления типа «петухи», «быдло», «мы вас будем здесь уничтожать …» стали в последнее время едва ли нормой в общении с осужденными.

Последней каплей, накалившей до пределы нарастающее недовольство, стала информация, проверенная «Платформой» и опубликованная на нашем сайте о действии на территории колонии своеобразного подпольного «казино». Об этом нам стало известно, когда родственники осужденных обратились к нам за помощью и сообщили, что их родных, отбывающих наказание в колонии, обязывают выплачивать огромные суммы денег, проигранные в этом самом пенитенциарном «казино». Суммы задолженностей колебались от нескольких сотен, до нескольких десятков тысяч долларов США.

Как нам удалось узнать, по данному факту был проведен ряд проверок, инициированных ГУСБ и прокуратурой. Однако, как это, к сожалению, часто бывает, эффективность проверок свелась не к выявлению первопричины, наказанию виновных и устранению нарушений (на наш взгляд — преступлений), а к банальному «закручиванию гаек» и ужесточению режима отбывания наказания.

Как нам подтвердили родственники осужденных, в целях «борьбы» с местным «тотализатором», администрация колонии не нашла ничего лучшего, чем отключить в колонии телевещание. По нашей информации было отключено не только спутниковое телевидение, но и все аналоговые каналы, транслирующие спортивные мероприятия. В том числе в «черном списке» оказались БТ и ОНТ.

Кроме того, режимный отдел решил, что осужденным нужно показать «кто в доме хозяин» и количество дисциплинарных взысканий в колонии резко возросло с 200-300 за год, до 800-1000 в месяц. Со слов осведомленных источников, осужденных наказывали за все, что только попадалось на глаза контролеров: не застегнутая пуговица, «неправильно» лежащее полотенце, курение в неустановленном месте и т.д. Естественно, в рапортах отражалось все согласно «букве закона», с обязательной припиской, что «на неоднократные требования устранить выявленное нарушение, осужденный отвечал категорическим отказом».

Не сложно представить, что количество «злостных нарушителей» режима содержания выросло в разы и достигает теперь почти 60% от общего числа осужденных (данные приведены со слов источника). Кроме этого, в колонии накопился ряд проблем, которые и без жестких мер администрации, казино и TV, порядком поднадоели как самим осужденным, так и их родственникам.

В ИК-22 катастрофически не хватало телефонных аппаратов и звонки осужденных необоснованно ограничивались смехотворными 2-3 минутами общения. В магазине не хватало продуктов и предметов первой необходимости и многие просто не могли «отовариться» и приобрести необходимые товары, что с учетом минимального количества передач и посылок, создавало ощутимые неудобства.

Плохое качество медицинского обеспечения также добавляло проблем. По нашим сведениям, один из заключенных, страдавший хроническим сердечным заболеванием и неоднократно просивший помощи, неожиданно исчез из «зоны» и о его дальнейшей судьбе ничего неизвестно. Некоторые осужденные считают, что это мог быть летальный исход после продолжительного неоказания ему медицинской помощи.

Кроме того, в колонии стали нередкими случаи манипуляций с длительными свиданиями, когда осужденному, которому положены трое суток свидания, тактично намекали, чтобы он там находился не более суток и помалкивал об этом. Как использовались неиспользованные сутки свидания, можно только догадываться.

И это далеко не все проблемы, которые переполнили чашу терпения, названную МВД и ДИН «фейком» и «банальным нарушением режима». Если подходить формально к формулировкам, то и бунт — банальное нарушение режима. Однако УИК и ПВР все же дают некоторое представление о различиях между двумя этими терминами. В первую очередь, необходимо обратиться к дефиниции термина «противоправное поведение» и детально рассмотреть в чем именно его проявление.

Одна сторона медали, когда осужденный стремится проявить свое противоправное поведения с целью демонстрации своего несогласия с режимом содержания и продемонстрировать открытую поддержку криминальным традициям. С другой стороны, волеизъявление осужденного, длительное время подвергающегося унижениям и беспричинным взысканиям, понимающего, что только крайние меры могут что-то изменить, спасти его самого и помочь другим осужденным избежать унижающего человеческое достоинство обращения. Т.е. пойти на крайние меры протеста его толкает не стремление проявить свою противоправную позицию и укоренить традиции криминальной субкультуры, а невыносимые условия содержания, искусственно создаваемые администрацией ИУ. Именно такая ситуация и сложилась в ИК-22, где осужденные были доведены до крайности антигуманным и бессмысленно жестоким обращением. Причина «бунта» лежит далеко не в желании осужденных дезорганизовать работу исправительного учреждения или добиться привилегий, не предусмотренных уголовно-исполнительным законодательством. Причина — в бездарной и откровенно унизительной организации исправительного процесса. Если его вообще в таких условиях позволительно называть «исправительным».

Что теперь?

Вряд ли у проверяющих, которыми сейчас набита ИК-22, хватит сил, мужества и административного ресурса, чтобы сделать соответствующие выводы о несоответствии занимаемым должностям руководителей колонии и привлечь их к ответственности. Скорее всего за все понесут наказание организаторы «нарушения режима», которым грозит до десяти лет лишения свободы за действия дезорганизующие работу исправительного учреждения (ч.2 ст. 410 УК).

Интересно, что начальник колонии Андрей Квашевич, косвенно согласился с торжествующим сегодня в колонии беспределом со стороны своих подчиненных. На собрании с осужденными, прошедшем в понедельник — сразу после описанных событий, — он пообещал, что отныне в колонии будет наведен полный порядок и прекратится издевательское отношение. Непонятно только почему это нужно осознавать и прекращать только поле того, как доведенные до отчаяния осужденные решаются на крайний шаг. Или понятия законности, демократичности и гуманности, определенные основными принципами исправительного процесса, для начальника колонии становятся актуальными только после экстремальных событий?

Бунт или не бунт, вот в чем вопрос…

В заключении остается только детальней описать что все же произошло в колонии и что там происходит сейчас. Сам Андрей Квашевич с представителями «Платформы» разговаривать отказался, сославшись на большую занятость и необходимостью находиться на территории ИК. Его заместитель по тыловому обеспечению сообщил нам, что колония работает в штатном режиме и никаких бронетранспортеров или спецподразделений в колонии нет.

Тем не менее, нам удалось узнать, что часть осужденных из нескольких отрядов действительно решилась на крайние меры протеста и после команды «отбой» покинула свои места и, выйдя в локальный участок, оказала сопротивление сотрудникам колонии, требуя встречи с начальником ДИН Олегом Маткиным. Однако, версия о том, что бунт был поддержан всеми отрядами, забаррикадировавшими все двери, не подтвердилась. Как оказалось, некоторые осужденные, с которыми встретились родственники, узнали о бунте только на свидании (информация предоставлена родственниками осужденного). Другой осужденный передал через своих родственников, что они слышали шум и намеревались посмотреть что происходит, но сотрудники колонии приказали им оставаться на своих местах, что они и выполнили.

06.11.2018 часть осужденных (по разным данным от 6 до 10 человек) были вывезены из ИК-22 в СИЗО г. Барановичи, где находятся до настоящего времени. Информация о вывозе других осужденных проверяется.

По имеющейся у нас информации, это уже не первый «бунт» в ИК-22 за этот год. Есть предположения (и не только у нас), что при дальнейшем раскручивании конфликта не исключено, что для его подавления могут быть применены спецсредства, в т.ч. и огнестрельное оружие.

ДОПОЛНЕНО (дополнительная информация о нарушениях в ИУ «ИК-22»):

1) Длительный период времени (около 2-х месяцев) непосредственно перед событиями 4 ноября, в колонии была парализована работа отдела цензуры. Причиной явилось якобы отсутствие цензора в колонии. Весь этот период родственники не получали корреспонденцию или получали ее с огромными перерывами в переписке. Интересно отметить, что отсутствовать цензор начал непосредственно после событий, связанных с публикацией о «пенитенциарном казино».

2) Со слов родственников осужденных, последние высказывают крайнее недовольство санитарным состоянием КДС (комнат длительного свидания). В качестве основных проблем родственники назвали неубранные туалеты, текущие трубы и полная антисанитария в КДС в санитарных комнатах.

3) Переполненность колонии достигает такого предела, что часть осужденных размещены в комнатах отдыха — «ленкомнатах», — предназначенных для отдыха и проведения свободного времени.

4) Кроме основных проблем с оказанием медицинской помощи, осужденные высказывают недовольство оказанием стоматологической помощи, которая в ИК-22 сводится исключительно к удалению зубов. Профилактика и лечение в колонии не практикуется.

Рекомендуем прочитать

2
Отправить ответ

avatar
7777
2 Цепочек
0 Ответов в цепочках
2 Подписчиков
 
Самый обсуждаемый комментарий
Горячая тема обсуждения
2 Комментаторов
СветланаОльга Последние прокомментировавшие
  Подписаться  
новые сверху старые сверху популярные
Уведомить
Ольга
Гость
Ольга

Так кого нужно судить и на сколько закрывать? Перестрелять всю администрацию, а на самого начальника открыть уголовное дело.И вынести ему смертный приговор за издевательства над осуждёнными.Не всех фашистов добили! Беспредел! Надо срочно что то делать с 328ст. иначе добром все это не закончится,а они этого не понимают. Напрасно. ИК-22 – это ещё цветочки.

Светлана
Гость
Светлана

К сожалению, и в ИК-2 в Бобруйске стоматологическая помощь сводится только к удалению зубов молодым ребятам. Я думаю, что и в других колониях тоже самое. Зачем лечить, если потом можно получить большие деньги на имплантатах, когда осужденных освободят. Еще один доход государству.