Антинаркотическую статью 328 попробуют гуманизировать еще раз.

 naviny.by 

Сегодня людей осуждают на большие сроки на основе сомнительной доказательной базы типа «в неустановленном месте продал неустановленному лицу».

Депутатом Палаты представителей Анной Канопацкой в сотрудничестве с оргкомитетом по созданию партии «Белорусская христианская демократия» и общественными активистами разработаны изменения в антинаркотическую статью 328 Уголовного кодекса. Законопроект планирует вынести на весеннюю сессию.

Антинаркотическую статью 328 попробуют гуманизировать еще раз.
Фото sk.gov.by

Что предлагают Канопацкая и БХД

Как рассказала Анна Канопацкая 27 февраля на круглом столе, посвященном изменениям в антинаркотическом законодательстве, в проекте закона предлагается разделить ответственность: статья 328 будет регулировать преступления, связанные с незаконным приобретением и хранением наркотических, психотропных веществ и их аналогов, а новая статья 328.3 введет ответственность за незаконное производство и сбыт.

В обосновании к предлагаемым изменениям говорится, что разделение на две статьи «позволит более качественно квалифицировать преступления и применять меру наказания, соответствующую степени опасности совершенного преступления».

В новой редакции ст. 328.3 предлагается исключить признак «особо опасный», так как это не соответствует международным договорам Беларуси.

Канопацкая отметила, что предлагается также исключить понятие «с целью сбыта» (умысел на сбыт), поскольку в Уголовном кодексе есть статья «Покушение на преступление».

Соавтор поправок подчеркнула, что наличие такой оценочной и субъективной категории как умысел на сбыт в тяжкой и особо тяжкой статье не способствует справедливому и соразмерному наказанию и «создает огромное поле для злоупотреблений со стороны следственных и судебных органов с целью формирования необходимой статистики по пресечению тяжких и особо тяжких преступлений».

В данное время, сказала Канопацкая, складывается парадоксальная ситуация, когда за умысел на сбыт (неоконченное действие) назначают наказание как за сбыт.

Также предлагается закрепить понятие «значительный размер» и наступление уголовной ответственности только за хранение наркотических веществ в этом размере.

В законопроекте предлагается изменить в сторону уменьшения минимальное наказание, предусмотренное частями 2-4 статьи 328. Это позволит, считает Канопацкая, более гибко назначать наказания в соответствии с характером и степенью общественной опасности содеянного, давая возможность судам избирать справедливую меру, соответствующую тяжести преступления.

К детям-преступникам нужен особый подход

Анна Канопацкая считает важным повысить возраст уголовной ответственности за действия, связанные со сбытом наркотиков, до 16 лет. В 2014 году, согласно декрету президента № 6, возраст наступления уголовной ответственности за эти преступления был снижен с 16 до 14 лет.

Как отметила сопредседатель оргкомитета БХД Ольга Ковалькова, такое снижение возрастного порога вызывает вопросы, так как речь идет об ответственности детей, а в Беларуси нет исследований воздействия уголовного наказания и лишения свободы на психику ребенка. Наказание в виде лишения свободы провоцирует появление новых проблем — криминализацию подростков в местах отбывания наказания и угрозу рецидива.

По данным Верховного суда, в 2018 году за преступления в сфере незаконного оборот наркотических средств было осуждено к лишению свободы 58 несовершеннолетних. Всего в прошлом году за совершение различных преступлений осуждено 993 несовершеннолетних, 113 из них назначено наказание в виде лишения свободы. На начало 2019 года в воспитательной колонии для несовершеннолетних находилось 237 несовершеннолетних.

«Несовершеннолетние не должны получать такое же наказание, как сформировавшиеся взрослые люди», — уверена Ковалькова.

Она высказала мнение, что в Беларуси существует проблема несоизмеримости наказания детей за преступления, которые они совершают. По ее словам, необходимо предусмотреть альтернативное заключению под стражу и лишению свободы наказание, а в случае лишения свободы сроки должны быть не такими большими, как у совершеннолетних.

Ковалькова привела в качестве примера Великобританию, где несовершеннолетние не осуждаются к лишению свободы по наркотической статье, а направляются на общественные работы.

По мнению же руководителя правозащитной организации «Нью Платформа Инновейшн» Андрея Бондаренко, стоит говорить о гуманизации применения уголовного законодательства к детям, а не о том, что в отношении несовершеннолетних не должно применяться лишение свободы.

Несовершеннолетние совершают такие же преступления против личности, а последствия для потребителей наркотиков одинаковые вне зависимости от того, делают закладки дети или взрослые, отметил Бондаренко.

Попытка № 2

На рассмотрение Палаты представителей также будут внесены не принятые в декабре поправки в Уголовный кодекс, касающиеся смягчения наказания за распространение наркотиков, сообщил Sputnik Беларусь начальник главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Геннадий Казакевич.

Весной 2018 года в парламент уже поступал законопроект с поправками в 328-ю статью. Этому способствовала голодовка активисток «Матчынага руху 328», которая длилась 15 дней.

Четырнадцать женщин, чьи дети приговорены к длительным срокам заключения, требовали гуманизации наказания по антинаркотическим статьям. Участницы голодовки также добивались встречи с главой государства, но самым высокопоставленным чиновником, который с ними встретился, стала глава Администрации президента Наталья Кочанова.

Законопроект прошел первое чтение, в нем было положение о снижении нижнего предела наказаний по частям 2 и 3 статьи 328. Однако эти поправки были изъяты из законопроекта. Как пояснил член парламентской комиссии по национальной безопасности Василий Чекан, комиссии не удалось достигнуть согласия при внесении поправок в эту статью.

Согласно вновь выносимым на рассмотрение депутатов правкам, нижний предел наказания по ч. 2 ст. 328 предлагается снизить с 6 до 4 лет, а по ч. 3 — с 8 до 6 лет.

При этом представители МВД и Верховного суда выступают против снижения нижнего порога санкций, так как, по их мнению, само по себе смягчение наказания ни к чему не приведет.

С тем, что проблема не столько в законодательно определенных больших сроках, сколько в сложившейся правоприменительной практике, согласны и представители общественности.

Анна Канопацкая отметила, что сегодня людей осуждают на большие сроки на основе сомнительной доказательной базы типа «в неустановленном месте продал неустановленному лицу».

Андрей Бондаренко обратил внимание, что в настоящее время наличие умысла на сбыт приравнивается к самому сбыту, а сбыт доказывается на основании наличия у обвиняемого весов и заходов на сайты, через которые распространяются наркотические вещества.

Елена СПАСЮК

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить