Астролог подсказал, когда начинать: «Матери 328» снова голодают в деревне под Пуховичами. Почему?

 Наша Нiва 

В начале июня в деревне Остров Пуховичского района, несколько женщин объявили голодовку. Это очередная акция тех, чьи дети и родственники осуждены за наркотики.

Движение «Матери 328», ранее объединявшее этих женщин, фактически раскололось. И теперь одна часть голодает, а другая — эту голодовку осуждает.

Кто такие «Матери 328» и что с ними произошло

Это движение объединяет белорусских женщин, чьи дети или близкие родственники отбывают наказание по «наркотической» статье 328 Уголовного кодекса («Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов»). Отсюда, соответственно, и название движения.

Астролог подсказал, когда начинать: «Матери 328» снова голодают в деревне под Пуховичами. Почему?

Правда, как выяснилось, «Матери 328» сегодня фактически разделились на две части. Одна взяла название «Материнское движение», другая — «Наше право». Остались и женщины, решившие не присоединяться ни к тем, ни к другим.

«Движение распалось на две части: «Материнское движение» и «Наше право». Первые позиционируют себя как долгосрочный проект, хотят менять общественное мнение, хотят легализоваться, зарегистрироваться и стать общественной организацией. Они раздают листовки, закрашивают надписи на стенах с рекламой интернет-магазинов по продаже наркотиков, проводят митинги, — говорит Татьяна Каневская, активистка, чей сын был осужден по статье 328. — «Наше право» в свою очередь хочет решать вопросы законодательно.

Иначе говоря, «Материнский движение» хочет менять мнения людей, «Наше право» хочет менять законы».

И сегодня в деревне под Пуховичами голодают именно представители «Материнского движения».

Напомним, это не первая голодовка женщин, чьи сыновья и мужья осуждены за наркотики. В 2018 году они уже голодали. Тогда женщин пригласили на встречу в Администрацию президента и пообещали, что смягчение антинаркотического законодательства будет рассмотрено. Правда, впоследствии Александр Лукашенко заявил, что послаблений не будет.

В 2019 году поправки в антинаркотическую статью всё же приняли. Но совсем не те радикальные, которых требовали женщины на митингах. Теперь за распространение с целью сбыта будут сажать на срок от 3 до 8 лет (было от 5 до 8); за групповое распространение с целью сбыта будут наказывать лишением свободы от 6 до 15 лет (ранее было от 8 до 15).

Наказание по остальным частям статьи оставили таким же суровым. От 10 до 20 лет получат те, кто производит наркотики или организует бизнес по их распространению; от 12 до 25 лет — если распространение привело к смерти человека.

Как видим, либерализацией назвать это трудно.

Но, как оказалось, голодовка «Материнского движения» с изменением законодательства совсем не связана.

Астрологический прогноз за 30 рублей

Поправки в статью 328 депутаты приняли 14 июня. Но голодовка началась раньше, еще 11 июня: несколько женщин из «Материнского движения» начали голодовку в деревне Остров Пуховичского района.

«К голодовке мы готовились заблаговременно, за несколько месяцев. Начали 11 июня, поскольку это восьмые лунные сутки. С учетом лунных циклов, это благоприятная дата, чтобы войти в голод», — рассказывает Елена Кузьмина, одна из голодающих женщин.

Информацию о лунных циклах женщины получили от астрологов.

«Мы заказывали астрологический прогноз в Минске, в авестийской школе астрологии Павла Глобы. Стоил он 30 рублей», — говорит Кузьмина.

В настоящее время голодают четыре женщины. С ними был и мужчина — Станислав Цыбинский, отсидевший ранее два года по 328-й статье. Он голодал с женщинами 8 дней, но 20 июня ему стало плохо: потерял сознание. Вызвали скорую, и врачи запретили Цыбинскому продолжать голодовку.

Голодающие выдвинули два основных требования: «Мы требуем встречи с президентом и создания независимой комиссии для пересмотра дел осужденных по 328-й статье.

Мы прекратим голодовку, если Лукашенко к нам приедет. У нас есть, что ему сказать. Может быть, он чего-то не понимает. Возможно, не видит всей картины, возможно, ему неправильно докладывают», — говорит Елена Кузьмина.

Требования кажутся довольно абсурдными — по крайней мере о визите Лукашенко. Но Кузьмина так не считает.

«Конечно, это реально. Вы же посмотрите: страна вся в наркоте, тюрьмы забиты. 95% дел по наркотикам сфабрикованы, — говорит Кузьмина. — Лукашенко как мужчина обязан отреагировать на [требования] матерей».

Если реакции все же не будет, то женщины намерены голодать до последнего.

«Мы втроем — те, что начинали голодать, — отсюда уедем только на машине скорой помощи. Нам, кстати, уже предлагали госпитализацию, мы отказались», — рассказывает Елена Кузьмина.

«Эта голодовка — крик истеричной бабы»

Вот только поддерживают голодающих отнюдь не все коллеги по несчастью. Свое мнение озвучила «Нашей Ниве» Татьяна Каневская. Она участвовала в прошлогодней голодовке. А нынешнюю — осуждает.

«Там голодают те, у кого дети сидят по четвертой части — изготовление наркотиков или распространение их организованной группой. Они хотят пересмотра дел и встречи с Лукашенко. Но я считаю их действия ошибкой, — говорит Каневская. — Год назад я организовала ту самую первую голодовку, после которой с нами пошла на контакт Администрация президента. Раньше нас никуда не пускали, не слышали и не замечали. А сейчас с нами работают, и мы обсуждаем изменения в законодательстве именно по части 4 статьи 328. Работа потихоньку но идет. И поэтому смысла в нынешней голодовке я не вижу. Для меня эта голодовка — крик истеричной бабы. Это моё субъективное мнение.

Власти действительно идут с нами на контакт. В настоящее время мы готовим очередные документы, для следующих депутатов, чтобы работать дальше. Со мной разговаривают в Администрации президента, контактирует Совет министров. Они готовы нас слушать, мониторить приговоры по той самой четвертой части.

Когда в этом году женщины начинали голодовку, я сама приезжала в ту деревню и пыталась их остановить. Тем более что они стартовали за несколько дней до рассмотрения в Палате представителей законопроекта об изменениях в статью 328. Мне даже показалось, что их поступок — провокация, чтобы взбудоражить и разозлить власть».

Кузьмина с соратницами настаивает на встрече с Лукашенко. Каневская же считает, что это совсем не главное.

«На сегодня встреча с президентом не нужна. После того как мы начали работать с властями, мы поняли структуру системы и логику ее работы. К сожалению, мы — простые кухарки, из нас никто политикой раньше не занимался, поэтому мы думали, что президент все решит. Но сейчас я вижу, что можно решать вопросы в рамках закона и менять законы, — объясняет свою позицию Татьяна Каневская. — Раньше мы шли через парламент. Но теперь будем делать иначе — сотрудничать со всеми заинтересованными структурами, работать с ними, выяснять, на что они готовы, на что согласны, и только потом обращаться в парламент с предложениями изменений в законопроект.

Может быть, я слишком громкую фразу скажу, но я вообще считаю, что следующий президент будет другим и говорить с Лукашенко вообще не вижу смысла».

Отличаются позиции женщин и по изменениям в статью 328 УК. Каневская видит в решении парламента прежде всего позитивный момент.

«Это произошло не без нашего участия. Довольны ли мы результатом? Нет. Вы же понимаете, что два года, на которые уменьшили сроки — это мизер. Но главный результат — мы добились изменений в законодательстве. Показали другим и поняли сами, что можно менять законы. Поступательно, потихоньку — но можно, это реально», — говорит она.

В свою очередь, Елена Кузьмина считает, что все равно без Лукашенко не обойтись.

«Это не победа. Может, следующим осужденным будет немного легче, чем нашим детям. Но нам-то что? Для нас ничего не изменилось.

Зачем ждать и менять постепенно? Чтобы что-то изменить, нужны радикальные меры. На сегодня я не верю в изменения в законодательстве. У нас всё зависит от нашего президента».

Планы на будущее

Елена Кузьмина и ее соратницы из «Материнского движения» намерены голодать, пока хватит сил. Параллельно, говорит она, хотелось бы встретиться с министром внутренних дел Юрием Караевым и министром здравоохранения Владимиром Караником.

«Мы хотим встретиться с новыми министрами. Поднять вопрос, чтобы с наркоманией не боролись силовыми методами, а признали заболеванием и лечили людей.

И мы хотим выйти на международную общественность. Когда начнутся Европейские игры, мы хотим связываться с послами других стран, может быть, кто-нибудь чем-нибудь поможет», — надеется женщина.

Проводить перформансы во время игр голодающие женщины не собираются. «Будем сидеть в деревне, голодать», — говорит Кузьмина.

Между тем, Татьяна Каневская намерена решать проблемы другим путем. На предстоящих парламентских выборах она будет баллотироваться в депутаты. Каневская уже пыталась связаться с новым министром внутренних дел Юрием Караевым. Но безрезультатно.

«Пыталась записаться на прием, но мне отказал секретарь. Объяснил это так: министр сменился, но позиция МВД осталась неизменной», — говорит она.

Влад Шведович

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить