Пять лет антинаркотическому декрету №6: время двузначных сроков прошло?

Источник

Пять лет антинаркотическому декрету №6: время двузначных сроков прошло?
Приговоры по статье 328 УК / Мария Войтович, Еврорадио

Пять лет назад, в конце 2014 года, Александр Лукашенко подписал антинаркотический декрет №6. Это произошло на пике популярности спайсов: наевшись незнакомой химии, люди выкалывали друг другу глаза и прыгали с верхних этажей. Декрет получил название “О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков”

Белорусская политика нулевой терпимости в отношении наркотиков сработала: волну спайсов удалось сбить. Но следствием действия декрета стали тысячи молодых людей, осуждённых за незаконный оборот наркотиков на огромные сроки. Родители некоторых из них посчитали это несправедливым и создали “Движение матерей 328” — по названию основной “наркотической” статьи Уголовного кодекса. Изначально они собирались добиваться пересмотра дел своих детей, но со временем требования расширились до реформы антинаркотического законодательства. Борьба матерей-328 продолжается. 

Эффективны ли жёсткие антинаркотические меры сегодня и не прошло ли время двузначных сроков? Еврорадио исследовало статистику преступлений, связанных с наркотиками, и позицию силовиков по этим вопросам. А также мы вместе с бывшим следователем Евгением Юшкевичем, год отработавшим в СК по линии борьбы с наркотиками, попытались разобраться, как можно улучшить систему антинаркотических мер.

Пять лет антинаркотическому декрету №6: время двузначных сроков прошло?
Матери-328 во время разрешённого митинга в Киевском сквере / Еврорадио

Что нового ввёл декрет №6? 

В законодательстве произошли такие изменения:

  • увеличены сроки за сбыт наркотиков группой лиц и в составе организованной группы (3-я и 4-я части антинаркотической 328-й статьи УК);
  • появилось наказание за сбыт наркотиков, повлёкший по неосторожности смерть человека — до 25 лет лишения свободы. Для сравнения: максимальный срок по 1-й части статьи 139 “Убийство” — 15 лет;
  • снизился возраст уголовного наказания за наркотики — с 16 до 14 лет;
  • введены штрафы за появление “под кайфом” в общественном месте;
  • увеличены штрафы за нахождение в наркотическом опьянении на работе.

И это далеко не всё.

“Наркотические” цифры

В 2011 году белорусы совершили 4532 преступления, связанных с незаконным оборотом наркотиков. К 2014 году эта цифра выросла до 7356. А в 2018 году Беларусь почти вернулась к показателям 2011 года: зафиксировано 4983 “наркотических” преступления. 

За последние 5 лет милиция стала изымать из незаконного оборота в два раза больше наркотиков: с 360,4 кг в 2014 году до 779,5 кг в 2018-м. За 9 месяцев 2019 года сотрудники наркоконтроля изъяли 395,5 кг запрещённых веществ.

В таблице использованы данные МВД по объёму изъятых наркотиков. Примерно столько же каждый год изымают пограничники и таможенники.

 Условный наркоторговец, наркосбытчик, потребитель может не знать конкретных сроков, на которые он может попасть. Ему вообще может быть всё равно. Но он знает, что в государстве идёт война с наркооборотом, — считает Евгений Юшкевич. — Как общая превенция [наказание одного человека сдерживает другого от совершения такого же преступления. — Еврорадио] это будет работать. Жёсткие меры тоже работают.

Но критики декрета говорят о несоразмерности наказания проступкам, жалуются на задержание рядовых потребителей вместо борьбы с наркодилерами. И вслед за классиком криминологии Чезаре Ломброзо утверждают, что тяжесть наказания не влияет на количество преступлений.

8 лет за СМС о наркотиках смертельно больной девушке

Ещё родственники осуждённых за наркотики считают, что силовики искусственно снижают количество наркопреступлений за счёт третьей и четвёртой частей статьи 328, объединяя людей в группы лиц и организованные группы.

14 октября Мингорсуд вынес приговор по “делу 37”. Уголовное дело рассматривали в СИЗО №1, потому что в белорусских судах нет клеток, в которые поместилось бы столько человек. В 2016–2017 годах люди работали на два крупных интернет-магазина наркотиков и психотропов (включая White&Fluffy и “Концерн Калашников”). Запрещённые вещества шли из России и Украины. Среди фигурантов была одна женщина, остальные — мужчины в возрасте от 18 до 46 лет. Из них каждый третий ранее был судим. В ходе расследования было изъято более 7 кг наркотиков и психотропов. В сумме фигурантов осудили на 331 год лишения свободы и 14 лет ограничения.

Историю Ирины Антонюк рассказала Еврорадио её мама. В 2015 году парень попросил Иру купить курительную смесь, потому что сам ничего не мог найти. Девушка написала в интернет-магазин, парень оплатил покупку. А когда Ире пришёл ответ с координатами закладки, она переслала его парню эсэмэской.

Так девушка стала пособницей в распространении наркотиков. В 2016 году девушку осудили на 8 лет по третьей части статьи 328 — за “действия, совершённые группой лиц”. Тогда это был минимальный срок, возможный по этой части. 

Матери осуждённых за наркотики заявляют, что 328-я статья стала для силовиков фабрикой звёздочек на погонах. Юшкевич это отрицает и говорит, что “за обычную работу никто бонусов не даёт: это просто исполнение прямых обязанностей”:

 Про матерей-328 у меня вообще деформированное мнение, поэтому лучше у меня не спрашивать. Я видел по телевизору матерей-328, которые были матерями знакомых мне наркодилеров. Они в таких масштабах торговали, что я засмеялся, когда увидел: что, её сыночка тоже не по делу посадили?

Пять лет антинаркотическому декрету №6: время двузначных сроков прошло?
Бывший следователь Евгений Юшкевич / «Наша Ніва»

Марихуана, табак, алкоголь, лицемерие

Будет ли наказан кассир магазина, продавший алкоголику его последнюю бутылку водки? Вряд ли в белорусской судебной системе случались такие прецеденты. А вот за то, что кто-то умер, приняв наркотики, их продавец может отправиться за решётку на 25 лет.

— Пятая часть статьи 328 нарушает все принципы построения статей и уголовного закона. Давайте мы тогда внесём такие пятые части в другие статьи, — говорит по этому поводу Евгений Юшкевич. 

Марихуана по белорусским законам является особо опасным веществом, хотя и не несёт смертельной угрозы. В отличие от табака: о том, что курение может стать причиной тяжёлых заболеваний, вы прочитаете на каждой пачке сигарет.

— Статья 328 в части третьей отделяет особо опасные вещества, есть их список. То есть закон в Беларуси, в принципе, видит разницу между “обычными” наркотиками и особо опасными, между “лёгкими” и “тяжёлыми”, — продолжает бывший следователь. — Но, как и любой студент юрфака или меда, я помню таблицу общей опасности наркотиков. Второе место после героина в ней занимает алкоголь. Не понимаю, почему в таком случае марихуана считается особо опасным веществом, а алкоголь государство продаёт по три рубля за бутылку. 

Тысячи людей спиваются, совершают преступления пьяными. А лёгкие наркотики вроде марихуаны почти не вызывают зависимости, и под ними никаких общественно опасных деяний обычно нет. Это такое традиционное государственное лицемерие, я вижу в нём проблему.

Юшкевич — сторонник декриминализации марихуаны. По его словам, это позволило бы соблюсти в законодательстве принцип справедливости.

Никаких сделок

В Беларуси нет наказания за употребление наркотиков. Но тяжело представить ситуацию, когда человек употребляет, но не попадается на хранении и приобретении, которые уголовно наказуемы:

— Почему так много первых частей [статьи 328]? Чтобы выйти на продавца, нужно заставить кого-то дать на него правдивые показания. Тогда ты ищешь по первой части “клиента” и выходишь дальше. А сделка с правосудием у нас не работает. И получается, что таких первых частей очень много. Ещё они валятся сами по себе: при досмотрах в метро, на таможне. То есть человек просто попадается с “весом” в кармане. Не скажешь же ему: “Ну, у нас много первых частей, иди домой”, — рассказывает о работе следователя Евгений Юшкевич.

Пять лет антинаркотическому декрету №6: время двузначных сроков прошло?
Родственники осуждённых за наркотики на встрече с депутатами Палаты представителей в здании парламента / Анастасия Бойко, Еврорадио

Активистки оргкомитета “Наше право” и матери осуждённых за наркотики Лиана Шуба и Татьяна Каневская долгое время добивались поправок в “наркотическую” статью через парламент. В 2019 году депутаты согласились снизить на 2 года нижние пороги наказания по 2-й и 3-й частям статьи 328.

В МВД сегодня заявляют, что жёсткими мерами, принятыми в 2014 году, “удалось добиться главного — сохранить жизнь и здоровье граждан”. Теперь ведомство намерено “постепенно смещать вектор с силовых мер на профилактику наркотизации населения и оказание медико-психологической помощи больным наркоманией”.

В прошлом году МВД запустило ресурс POMOGUT.BY. По номеру +375 17 311 00 00 он работает в режиме 24/7. Но люди с наркотической зависимостью в разговоре с Еврорадио говорят, что из-за риска попасть на скамью подсудимых по части 1 статьи 328 предпочитают не пользоваться помощью МВД.

Пять лет антинаркотическому декрету №6: время двузначных сроков прошло?

Сроки по-прежнему серьёзные?

Сейчас в Беларуси в местах лишения свободы отбывают наказание за наркотики 6 тысяч осуждённых. Это примерно 17,4% от общего количества заключённых.

По первой части статьи 328 выносили и достаточно мягкие приговоры.

Например, 18-летнего Степана, у которого нашли 4,94 грамма марихуаны и 0,6409 грамма психотропа МДМА, приговорили по первой части статьи 328 к двум годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа. 

Милиция нашла наркотики не только у него, это произошло на вечеринке, где было 40 человек. При худшем раскладе против парня могли возбудить дело по 2-й или 3-й части и назначить реальный срок.

8 января 2019 года суд Ленинского района Минска освободил от уголовной ответственности несовершеннолетнего К. Его обвиняли в приобретении и хранении не менее 0,0561 грамма марихуаны без цели сбыта. Часть наркотика парень употребил, а остатки, с которыми его задержали в состоянии наркотического опьянения, продолжал хранить. На основании статьи 86 УК (если преступление не представляет большой общественной опасности и человек оступился впервые, уголовную ответственность можно заменить административной) его приговорили лишь к штрафу в 255 рублей.

Однако по-прежнему нередки случаи, когда молодые люди надолго попадают в колонию за наркотики. Например, Ирина, о которой мы написали выше. И таких примеров много.

Летом 2019 года по третьей части статьи 328 в Минске осудили трёх несовершеннолетних закладчиков: двоих — на 10 лет, а третьего — на 9. По амнистии им скостят по два года. 

В обвинении фигурировало 44 эпизода. А формулировки в деле такие: Егор, Станислав и Андрей в неустановленном месте, в неустановленное время, но не позднее 1 ноября 2018 года (день задержания) приобретали наркотики у неустановленных лиц. Через руки парней прошло больше 400 граммов марихуаны и около 21 грамма альфа-PVP.

— Слова о том, что сажают бедных закладчиков, абсолютно несостоятельны, —считает Евгений Юшкевич. — Юридически лицо прекрасно осознаёт и противоправность, и общественную опасность, и что участвует в сбыте. Какие могут быть вопросы? У нас есть статья 328, и мы только ей руководствуемся. Написано “сбыт” — это сбыт. И бедные мелкие закладчики совершают такой же сбыт, как и организаторы. Часто мелкие закладчики и есть организаторы.

Прививка от наркотрафика

Сегодня 95% наркотиков в Беларуси распространяется через интернет с помощью закладок. В МВД признают, что с такими преступлениями сложно бороться из-за шифрования в мессенджерах и даркнета. Опасные синтетические наркотики (раньше это были спайсы, теперь альфа-PVP) и пять лет назад, и сегодня часто попадают в Беларусь из Китая через Россию. Евгений Юшкевич уверен, что с введением погранконтроля на белорусско-российской границе наркотрафик в Беларусь уменьшился бы в разы.

АНАСТАСИЯ БОЙКО

  • Слава:

    Единственная причина почему люди употребляют спайсы — отсутствие обычной безвредной травки. За 1000 лет не одной смерти от конопли.

  • >
    Пролистать наверх