«Мы прызнаем віну нашых дзяцей, але хочам, каб яны былі пакараныя справядліва»

«Мы прызнаем віну нашых дзяцей, але хочам, каб яны былі пакараныя справядліва»

«Мы будзем штомесячна звяртацца ў Генпракуратуру і Вярхоўны суд з патрабаваннем перагледзець нашыя справы. Я згодная, каб было пакаранне 8-9 гадоў, але не 14», — кажа жыхарка Слоніма Алена, якая дамагаецца, каб абвінавачванне сыну было перакваліфікаванае з ч.4 артыкула 328 («дзеянне арганізаванай групоўкі») на ч.3 артыкула 328. Ейны сын на дадзены момант адбывае пакаранне ў 14 гадоў.

Матери-328 завтра прекращают голодовку. Они пойдут в Администрацию президента.

Матери-328 добились встречи с властями, силовиками, представителями образования и БРСМ.

Прокуратура и милиция, управление образования и БРСМ – в Витебске состоялся круглый стол с местными властями, который инициировали активистки Движения матери 328. Говорили во время встречи, организованной управлением образования, о недостаточной профилактике распространения наркотиков.

Родные осужденных за наркотики продолжают голодать. В парламенте проекта о смягчении ст.328 еще нет.

Генпрокуратура о «наркотической» статье УК и голодовке родных осужденных: Пересмотра дел не будет.

Прокуратура выступала за изменения сроков наказания по ст. 328 УК. По мнению Стука, это «послужит более эффективной борьбе с незаконным оборотом наркотических средств». Ведь иногда в практике случаются истории, когда у человека находят запрещенное средство, при этом «личность не очень хорошая», а наказание выносится без индивидуального подхода.

Три “матери 328” прекратили голодовку.

СААЗ занепакоеная турэмнымі тэрмінамі за захоўванне наркотыкаў у Беларусі

Клопат СААЗ выклікае крымінальны пераслед у Беларусі за захоўванне наркотыкаў для асабістага карыстання. У СААЗ лічаць, што наркаманаў, якія не прадаюць наркотыкі, замест турмы трэба караць адміністрацыйна, лячыць і рэабілітаваць.

Три “матери 328” прекратили голодовку.

Лукашенко одобрил законопроект об амнистии: по «наркотической» 328 статье её не будет.

Многие рассчитывали на поблажки в отношении осужденных по «наркотической» 328-ой статье, но этого не случится, добавляет агентство «Минск-Новости». Об этом Лукашенко сообщил еще 19 апреля, беседуя с депутатами после Послания президента.

Наркоманы – это больные, а не преступники! Предложения МЦГИ «Наш Дом» по изменению «наркотических» статей УК.

Как в МВД будут делить деньги, «заработанные» на митингующих женщинах?

Два милицейских прапорщика, охранявшие митинг, за два часа (с 14.00 до 16.00) согласно заключенному договору «заработали» 637 рублей 50 копеек.

Как будут делить «халтуру» (побочный легкий заработок сверх основного по занимаемой должности) не знаю: в договоре не прописано.

«Гэта дзеці, якія вырасьлі пры яго ўладзе». Што б сказалі Лукашэнку маці зьняволеных.

Бацькі дзяцей, асуджаных паводле наркатычнага артыкулу, выйшлі да Палаты прадстаўнікоў.

Пераважна сабраліся маці непаўналетніх; далучылася сям’я з Узбэкістану, чый сын атрымаў 8-гадовы тэрмін зьняволеньня. Усе зьвяртаюць увагу, што іх дзеці папаліся ўпершыню. Усе свае аргумэнты выкладзеныя ў звароце, які будзе перададзены ў парлямэнт. Агулам падпісаліся 13 чалавек.

«Гэта дзеці, якія вырасьлі пры яго ўладзе». Што б сказалі Лукашэнку маці зьняволеных.

Міліцыянты затрымалі адну з галадоўніц «Маці 328»

«У сына канфіскавалі ўсе грошы і рэчы, але частка зь іх, як яна кажа, былі яе ашчаджэньнямі за шмат гадоў працы. Казала, што „пакінулі яе голай, зусім бяз грошай“. Прычым яна сьцьвярджае, што ў справе гэтыя сродкі не фігуравалі, і атрымліваецца, што іх проста забралі сабе»

Лукашенко вдруг заговорил о просчетах и ошибках власти. Или не вдруг?

Участницу голодовки «Матерей 328» доставили в милицию

«Раньше эту машину мы не видели, — заметила Берналь. — С утра стояли в одном месте, потом отъехали дальше. Сейчас стали так, чтоб им был виден выезд с дачи».

Где сейчас находится Витковская, неизвестно — ее телефон отключен. Получить комментарий милиции также не удалось.

Пяць фактаў пра новага міністра ўнутраных справаў Юрыя Караева

Астролог подсказал, когда начинать: «Матери 328» снова голодают в деревне под Пуховичами. Почему?

Кто такие «Матери 328» и что с ними произошло.

Это движение объединяет белорусских женщин, чьи дети или близкие родственники отбывают наказание по «наркотической» статье 328 Уголовного кодекса («Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов»). Отсюда, соответственно, и название движения.

Распространял, но не очень: странные выводы Пружанского СК.

Распространял, но не очень: странные выводы Пружанского СК.

Довольно необычная, согласитесь, ситуация. Хамета приобретает наркотик, склоняет к употреблению Дратковского и все это вменяется в вину Левчуку, превратившись, по мнению суда, в «неопровержимые доказательства». Однако по факту — согласно проведенного освидетельствования — свидетели либо ничего не употребляли, либо приобретенная смесь не содержала наркотических или психотропных веществ, либо освидетельствование было сфабриковано.